«Фосфор»: Хроника краха

23 апреля 2003 11:20
 10355

— Всю минувшую неделю на «Фосфоре» были постоянные возгорания фосфорного шлама, — доложил в понедельник на аппаратном совещании начальник ГО и ЧС Тольятти Николай Орехов.

Дней десять назад Николай Николаевич требовал «призвать к ответу» городские СМИ, предрекавшие техногенную катастрофу со стороны «Фосфора». «Все под контролем, никакой опасности для города нет!» — заявил тогда Орехов, гневно окинув взглядом журналистов, внимавших каждому его слову. В том же духе продолжает успокаивать горожан глава городской комиссии по чрезвычайным ситуациям заместитель мэра Игорь Орехов. Однако загорания на заводе происходят все чаще, пожарные по-прежнему сидят без противогазов, план консервации завода до сих пор не утвержден. Складывается впечатление, что городские власти устали думать о «Фосфоре». Не устали лишь те, кто еще работает на агонизирующем химзаводе.

Хроника краха

2003 год. Информация о грозящей экологической катастрофе, эпицентром которой может стать «Фосфор», обрушивается на тольяттинцев в одночасье. О том, что на заводе, отключенном от всех энергоресурсов (в том числе необходимых для безопасного хранения сырья), остались невостребованными свыше 500 тонн фосфоросодержащей продукции и 68 тонн хлора, становится известно всем мало-мальски следящим за сообщениями местных СМИ.

Январь — к решению проблемы подключаются власти города, так как сами химики справиться с ней не в силах ввиду отсутствия средств. От первых лиц Тольятти сыплются обещания вывезти опасный хлор в Чапаевск или Чебоксары, где есть профильные производства, до 11 января. Чуть позже глава управления ГО и ЧС Н. Орехов называет другие сроки — 20 января. Затем уже председатель городской комиссии по чрезвычайным ситуациям, заместитель мэра И. Орехов говорит о 24 января как о дне транспортировки сырья. Представители «Фосфора», в свою очередь, просят бесперебойной подачи воды и электроэнергии, утверждая, что тогда вопрос опасности/безопасности хранения отпадет сам собой. Перевозка хлора усложняется еще и тем, что для перекачки его в железнодорожные цистерны нужны специальная техника и проект, утвержденный московской экспертной организацией «Росхозбезопасность». Хлор так и не покинет пределов завода, потому как окажется, что он необходим для полной консервации предприятия. Тогда же руководством АО распространяется информация о разрыве отношений с зарубежным владельцем — неким «Нервел еnt. Ltd» и возможном вступлении завода в холдинг, куда входит ряд российских предприятий по глубокой переработке фосфора. На тот момент долг АО перед кредиторами и поставщиками энергоресурсов составляет около полумиллиарда рублей. Часть из них, примерно 120 миллионов, завод должен своей управляющей компании «А-Текс», возглавляет которую И. Гендель.

Февраль — видимо, из-за безвыходности руководству «Фосфора» приходится раскрыть все карты. Впервые говорится о новом собственнике завода, о банкротстве и продаже непрофильных объектов для расчета с долгами. На страницах городской периодики все это подается в купе с любопытнейшими подробностями. Оказывается, акции АО были проданы израильскому бизнесмену А. Гайдамаку еще осенью 2002 года они тут же были переведены в оффшоры, а деньги со стороны покупателя так и не поступили. Высказываются мнения, что таким образом Гайдамак, владелец аналогичного «Фосфору» казахстанского предприятия отделался от тольяттинского конкурента. Первая попытка банкротства «Фосфора» через областной арбитражный суд провалилась (иск был возвращен), но тут же «всплыли» все кредиторы предприятия, для которых инициатива заводского управления могла стать сигналом к началу передачи имущества АО в их пользу. В числе кредиторов — пять тольяттинских и один самарский банк, им «Фофсор» был должен на тот момент более 200 миллионов рублей. Общий долг вместе с пенями, штрафами, долгами перед поставщиками сырья и рабочими составил 872,7 миллиона рублей. Обещания рассчитаться с рабочими за счет продажи санатория «Русский бор» так и останутся обещаниями. Самые отчаявшиеся химики берут зарплату стиральными порошками «Лоск» и «Лэрри». Сами же эти марки тольяттинского производителя исчезают с рынка — говорится о том, что они проданы.

Март — на общем собрании трудового коллектива рабочие отказываются принимать участие в консервации производства до полной выплаты денег. Городской центр занятости ожидает с «Фосфора» более тысячи безработных, хотя предупреждения о столь масштабном сокращении, как того требует закон, руководством АО сделано не было. Депутаты принимают решение обратиться за помощью к губернатору и в МЧС. Местные «чрезвычайники» продолжают контролировать ситуацию на заводе, хотя сделать это непросто: предписания выносятся конкретным должностным лицам, а за последние три месяца на предприятии трижды сменялся исполняющий должность генерального директора — после В. Ловинского и С. Елшина им стал В. Алборов. Тем временем только за март фосфор на заводе горел пятнадцать раз.

Апрель — планируемые расходы на процедуру консервации, сделанные по расчетам специалистов АО, возросли с пяти миллионом рублей (эта сумма называлась в феврале) до ста пятидесяти миллионов. До того как в середине апреля арбитражный суд с четвертой попытки признал банкротство завода, появились сообщения о том, что на «Фосфоре» полным ходом идет демонтаж цехов и оборудования для дальнейшей продажи и расчетов по долгам.

Кто ответит за банкротство?

— В цивилизованном мире человека, обанкротившего целый завод, и обрекшего на участь безработных несколько тысяч работников, лишают в дальнейшем права руководства каким бы то ни было предприятием, а в некоторых европейский странах — даже права голосовать на выборах. Будут ли наказаны бывшие руководители завода «Фосфор», развалившие производство? — был задан вопрос мэру города на пресс-конференции в минувший понедельник.

Николай Дмитриевич умело ушел от ответа и повернул разговор в другое русло, начав комментировать итоги приезда в город полномочного представителя руководителя поволжского федерального округа Коптева. (Уткин рассказал, что сейчас обсуждается кандидатура арбитражного управляющего завода, по его информации, на этот пост не соглашаются некоторые опытные работники химзавода.)

— Нет ли опасности, что в ближайшем будущем другой завод попадет в руки денежного магната, не имеющего никакого представления о том производственном процессе, который окажется в его руках? — не сдавался журналист.

— Поэтому я даже кандидатуру конкурсного управляющего тщательно отбираю, — ответил лишь Николай Дмитриевич…

Кого вынесет голодный спасатель?

В марте в гордуму поступило обращение от сотрудников военизированного газоспасательного отряда АО «Фосфор». Своим гражданским долгом газоспасатели посчитали поставить депутатов в известность о том, что «ситуация подошла к критической точке. Нет зарплаты, нет питания, в связи с чем боеспособный состав отряда вынужден увольняться. В сложившейся на заводе обстановке терять обученный, аттестованный персонал, имеющий лицензию на право проведения аварийно-спасательных работ в чрезвычайный ситуациях, недопустимо. Надеяться на помощь газоспасателей соседних предприятий не следует, так как при аварии на «Фосфоре» им придется спасать своих людей…».

Мы встретились с командиром отряда Виктором Диковым.

— Виктор Сергеевич, какие задачи стоят перед вашей службой?

— Отряд следит за загазованностью на предприятии. При возникновении ЧП нас вызывают, мы проводим разведку, спасаем пострадавших и оказываем им добровольную помощь. После чего можно приступить к ликвидации аварии. Причем в загазованную зону, где видимость практически нулевая, спасатели должны входить в связке из четырех человек: два ведущих по краям, другая пара выносит пострадавших. Но, например, сегодня у меня в отряде всего два человека. Что они могут сделать? Из двадцати двух сотрудников одиннадцать написали заявления о прекращении работ с первого апреля. Причины простые — задерживают зарплату, проездные не выдают, недавно закрыли обе столовые. А ведь мы работаем сутками. Кого сможет вынести на себе голодный спасатель?

— Администрация завода знает о ваших проблемах?

— Как только появился новый генеральный директор Владимир Алборов, я направил ему служебную записку и приложил те самые одиннадцать заявлений. Ответа нет. Попасть к нему на прием невозможно.

— Известно, что на заводе с наступлением тепла и таянием снега начались возгорания фосфора. Кто их тушит и как?

— Для того чтобы фосфор загорелся, достаточно соприкосновения его с воздухом. Зимой снег был буфером, теперь его нет. При горении фосфор выделяет ангидрид, дым белого цвета, поражающий легкие, глаза, слизистую оболочку. Достаточно ожога размером с пятак, чтобы фосфор впитался в кровь и убил человека. Фосфор горел всегда, но горел под контролем! А если уходят специалисты, откуда возьмется контроль? На заводе разморожены все коммуникации, стоит им нагреться на солнце, и фосфор начинает течь из всех трещин. Пожарные за последний месяц тушили возгорания уже раз пятнадцать, мы несколько меньше. В последний раз вместе с ПЧ-31 приезжали еще семь машин из городских пожарных служб, тушили часа три. Горело мизерное количество — может быть, полведра фосфора. А на предприятии его более 200 тонн, еще тонн 600 — 700 фосшламов. На мой взгляд, масштабные возгорания с наступлением устойчивой теплой погоды неизбежны… Сейчас много говорится о предстоящей консервации производства. Это значит, что надо будет запустить цеха и переработать все имеющееся сырье. Но для начала нужно собрать его в одном месте, так как фосфор разбросан по всему предприятию, нужны тепло, пар и электроэнергия, нужен обслуживающий персонал, который без выплаты долгов по зарплате участвовать в этом процессе отказывается — люди уже не верят в обещания администрации. Запуск замороженного завода — задача очень сложная. Никто не знает, откуда и какой шар выкатится.

— Помимо фосфора на заводе есть и другие вещества — хлор, к примеру. Насколько они сейчас безопасны?

— Хлор хранится в закрытых подземных емкостях. Особой опасности он не представляет, хотя контроль за ним, конечно, необходим. А всякой «бяки» действительно много. Есть лаборатория, где находятся различные вредные химкомпоненты. Есть шламоотвал в Васильевке, он тоже будет гореть, как только станет теплее…

Р.S. В понедельник на аппаратном совещании глава управления ГО и ЧС Тольятти Николай Орехов заявил, что городу необходимо создать свой спасательный химотряд, причем без начальника: мол, очень уж неконтактный сейчас руководитель спасательного отряда на «Фосфоре» «ну ни в какую не хочет идти с нами на контакт!»

Сергей Дульцев: Завод не принадлежит сам себе

Какова ситуация на предприятии сегодня? На этот вопрос отвечает лидер профсоюзного движения АО «Фосфор» Сергей Дульцев:

— Все по-прежнему: под угрозой экологическая обстановка, задерживается зарплата, решения администрации по этим проблемам нет. Откуда возьмутся средства для планируемой консервации, также неизвестно. Массовые увольнения пока не наблюдаются, хотя последние полгода люди работают бесплатно, но не саботируют и в отличие от руководства акционерного общества свои обязанности выполняют полностью. Сейчас на заводе трудятся около тысячи человек, более шестисот работников находятся в вынужденных отпусках с начислением двух третьих от зарплаты. Деньги начисляются, но не выплачиваются.

— Насколько действительна информация о том, что для расчетов с кредиторами на металлолом идет действующее оборудование, распиливаются целые цеха?

— Думаю, на этот вопрос должны ответить более компетентные органы. Могу сказать только, что практически все имущество завода заложено за долги. Предприятию уже ничего не принадлежит. «Фосфор» — банкрот.

Какая «бяка» есть на «Фосфоре»

Насколько опасны химикаты, применяемые в производственном цикле завода, можно судить по инструкции, ознакомиться с которой может каждый, посетивший бюро пропусков предприятия. Приводим лишь маленькую выдержку из нее. Пункт называется «Особо опасные участки».

«Цеха 1, 51 — производство желтого фосфора.
Цеха 27, 3 — в качестве сырья применяется хлор.
Цеха 4, 7, 11, 12 — в качестве сырья применяется аммиак.
Цеха 9, 12 — в производстве ядохимикатов применяется метанол — вещество, напоминающее этиловый спирт. Сильный яд. Доза 5-10 граммов вызывает отравление с потерей зрения. 30 граммов — смертельная доза».

Авторы: Любовь МАРЧЕНКО, Игорь МАЙЛОВ

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вы пойдете на выборы 9 сентября?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: