«А это законно?»

03 марта 2000 16:37
 9219

Питер называют «криминальной столицей» России не зря. И не только потому, что по количеству нераскрытых резонансных заказных убийств (Маневич, Старовойтова) Санкт-Петребург давно обогнал Москву. Суть проблемы глубже: если в Москве во многих сферах бизнеса сегодня все решают только большие деньги, то в Питере — по старинке бандитские «понятия». И нет больше такого города в России, где бы так тесно сплетались криминал и власть. Мог ли в такой ситуации Путин остаться, что называется, «в белом фраке»?
В начале 90-х задачей ВВ было формирование благоприятного инвестиционного климата в Санкт-Петербурге. Он лично курировал создание в городе валютной биржи и подписание крупного консультативного договора между мэрией и KPMG в 1992 году. Он же способствовал приходу в город ряда крупных германских финансистов, являясь, по выражению одного из питерских бизнесменов, «мостиком» для немецких капиталов. В частности, не без помощи Путина открылся в Питере немецкий Drezdner Bank (Rossija) — филиал одного из крупнейших в мире первоклассных банков, что произошло впервые в России. А как известно, у немцев законодательно разрешено «откатывать» до 20% от выгодных вложений капитала посредникам (вплоть до власть имущих). К примеру, бывшего шефа ФАПСИ Старовойтова пытались привлечь за взятки от концерна Simens — ничего не получилось. Уголовное дело тянется который год, но так и непонятно, что писать в обвинительном заключении, поскольку с нашей точки зрения генерал получал мзду за заключение контрактов на поставки оборудования, а с немецкой — все делал законно.
Кроме того, что Путин служил «мостиком», он участвовал и в продвижении иностранных инвестиционных проектов в сфере гостиничного бизнеса Санкт-Петербурга(отели «Европа, «Невский палас»). Тоже, надо полагать, небезвозмездно? А иначе просто не бывает в мировой практике.
Поэтому неудивительно, что оперативным путем было установлено: в районе г.Приозерска Ленинградской области Путин построил коттедж, стоимость которого превышала полмиллиона долларов, и спокойно оформил его на жену-домохозяйку. Зимой 1996 года, правда, дача сгорела и восстановлению не подлежала, по поводу чего Путин заявил в своем окружении: «Кто поджег, тот и построит заново».
Курируя в мэрии международные связи, Путин приобрел «сильные позиции» в таких внешнеторговых организациях, как «Ленимпекс», «Ленфинторг», «Ленэкспо», «Великий город»(последняя в основном занималась «черными» поставками на экспорт цветных металлов), создавал для них режим наибольшего благоприятствования. Свое влияние в этих структурах ВВ осуществлял не напрямую, а через некоего Якунина, также в прошлом сотрудника внешней разведки, который входил в советы директоров Балтийского морского пароходства, гостиницы «Европа» и проч. Таково жизненное кредо Путина: нигде не светиться, не оставлять своей подписи на стремных документах, а действовать через доверенных лиц. Этому его в разведке хорошо обучили.
ВВ патронировал и банковский сектор Питера, в частности, банк «Россия». А поскольку этому банку обеспечивала «крышу» малышевская бригада, то Путин не мог не иметь тесных контактов с лидерами этой ОПГ.
Путин негласно руководил созданной при мэрии конторой «Рубеж», монопольно торговавшей в Питере конфискатом. Такой прибыльный бизнес — «мизер» неловленный, поскольку нет критериев в определении цены, по которой распродаются конфискованные таможенные грузы, но есть тысячи объяснений — почему сотни тонн металла или спиртного сбывались за бесценок определенным оптовикам. Впрочем, никто и не пытался разбираться, сколько средств от реализации конфиската потерял бюджет города, а сколько денег перепало чиновникам, принимавшим решения. Помните любимую фразу ВВ:»А это законно?».
Путин способствовал становлению в Санкт-Петербурге игорного бизнеса и по этому поводу контактировал с яркими представителями питерской криминальной элиты Михаилом Миралишвили и Олегом Шустером. А рулетка — это, как известно, беспроигрышный Клондайк для ее устроителей, главное — не особенно душить налогами хозяев казино.
Судя по всему, один из претендентов на пост губернатора Санкт-Петербурга Александр Беляев весной 1996 года имел все основания утверждать, что ВВ прикупил недвижимость на атлантическом побережье Франции(средств явно бы хватило). Уверенный в своем законопослушании Путин(недвижимость ведь можно оформлять и на подставных лиц, что не противоречит законам любой страны) подал на скандалиста Беляева в суд. Но произошел конфуз: иск о возмещении морального ущерба в размере 200 млн. рублей был подан с нарушениями — не по месту жительства ответчика, и рассмотрение дела затянулось. В областной газете по этому поводу вышла едкая заметка с заголовком, ставшим крылатой фразой: «Должен знать разведчик, где живет его ответчик». Встреча Путина и Беляева в зале суда все-таки состоялась и сопровождалась оскорбительной перепалкой и взаимными советами побыстрее прятать от описи имущество. А по поводу своей зарубежной собственности Путин сгоряча брякнул, дескать, он даже и не знает, где находится это атлантическое побережье Франции, что вызвало гомерический хохот в зале. Беляев никаких подтверждающих документов суду не представил и вынужден был извиниться перед Путины.

Продолжение материала

Оригинал этого материала
(c) FreeLance Bureau

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Какой вопрос необходимо вынести на голосование для тольяттинцев во время выборов президента?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: