Грушу» «кушают» с двух сторон и изнутри

12 июля 2007 12:23
 10842

До возраста Христа благополучно жил фестиваль авторской песни имени Валерия Грушина. За 33 года «Груша» разрослась до международного масштаба, и никто не представлял, что ее можно «скушать». Сначала она стала «Грушей» «раздора», а потом за короткий срок одну из главных достопримечательностей Самары, известнейший фестиваль, «разрубили» и с двух сторон принялись откусывать куски. В этом году с 4 по 7 июля один фестиваль состоялся на привычном месте у Мастрюковских озер, где и проводился последние 20 лет, второй – на Федоровских лугах. Разделение произошло из-за скандала между организаторами. В народе одну часть «Груши» сразу окрестили метовской, другую – кейльмановской.
Как это случилось
Примерно за месяц до начала «Груши» незадействованные в конфликте участники фестиваля и его гости задавали друг другу два неизменных вопроса: «Ты на какую «Грушу» едешь?» и «Почему?». Все отвечали по-разному. Те, кто предпочел Мастрюковские озера, в большинстве своем свой выбор объясняли привычкой. Как же, столько лет ездить на одно место, которое стало родным, и вдруг взять и поехать не туда?! Это же измена!
Кто-то выбрал метовский фестиваль по другой причине: они просто-напросто не желают быть «дикими». Котелок, костер, палатка – это не для них. Им подавай комфорт, условия и так далее. Кстати, фишкой рекламной кампании метовцов стал «цивилизованный туризм».
На кейльмановскую «Грушу» народ в основном поехал из чувства патриотизма, остальные из любопытства. Жанровые же разногласия интересовали немногих. Хотя именно самой авторской песней — какая она была, что представляет из себя сейчас — спекулировали как метовцы, так и кейльмановцы. Все-таки «Груша» – это прежде всего фестиваль авторской песни. Хотя, по сути, в данном конфликте она не имеет особого значения. По крайней мере, такого мнения придерживаются немало гостей фестиваля, которые меньше всего желали растекаться мыслью по древу, вникая в суть скандала.
Было еще несколько причин, от которых «плясали» гости фестиваля, выбирая, на какую из сторон стать. Например, лестница на горе, которая соединяла остановку электрички и место фестиваля. На Федоровских лугах ее не было, и перспектива крутого спуска с электрички к Федоровским лугам очень многим была не по душе. Также географическое расположение: кому куда ближе. Например, самарцам проще доехать к Мастрюковским озерам, тольяттинцам – к Федоровским лугам. Или антиалкогольная кампания. Метовцы прямо-таки божились, что их «Груша» будет самая трезвая. Они гарантировали, что ни одна «мышь» не проскочит на поляну в пьяном состоянии или с припрятанным алкоголем. Кейльмановцы сочли излишним поднимать эту тему. К чему — ведь они были уверены, что на их фестиваль приедут те, кого интересует сам фестиваль. Ну а что при встрече старые друзья поднимут один-другой тост, так в этом нет ничего страшного. Безусловно, приглашенные знаменитости также сыграли роль в выборе «Груши». Приезд Юрия Шевчука побудил многих приехать на Федоровские луга.
Есть еще одна причина, которую нельзя не упомянуть, — политика. Вне зависимости от того, какую «Грушу» предпочли люди, практически каждого второго возмутил факт, что к конфликту имеют отношение политструктуры. Хотя отдуваться все равно пришлось истинным поклонникам фестиваля, которые из-за раздела «Груши» умудрились переругаться и между собой.
Передо мной же стояла задача просто посмотреть, как проходили оба фестиваля, не вдаваясь в детали конфликта и аналитику.
Хорошо там, где нас нет
Что из себя представлял фестиваль на Мастрюковских озерах, я прекрасно знала, поэтому сначала решила поехать на Федоровские луга. Ехала с компанией друзей на машине, дорогу изучали по карте. Практически подъехав к месту назначения, мы умудрились заблудиться. Просто, оказавшись на распутье трех дорог, никак не могли определиться, в каком направлении нам ехать. Мы тупо увязались за машинами других туристов. По кочкам и ямкам проехали с километр. Первым остановился владелец одной из машин с обалденным тюнингом. Обвес его машины, зацепившись за одну из кочек, сначала треснул, а потом просто отвалился. Парень со слезами на глазах схватил отвалившийся бампер и стал покрывать матюками новую «Грушу». Те, кто ехал за ним, изо всех сил пытались успокоить безутешного новичка. Они-то знали, что новая «Груша» здесь ни при чем. Такой обвес он повредил бы и по дороге к Мастрюковским озерам. Потом вся колонна начала разворачиваться, на что ушло немало времени.
К поляне путь шел через озеро по понтонному мосту. Почему-то, вступив на него, народ с рюкзаками за спиной и сумками в руках сразу начинал сомневаться в правильности своего выбора в пользу Федоровских лугов. Чего здесь мы только не услышали! И какого черта сюда приперлись, и надо отсюда по-быстрому делать ноги, и тому подобное. Явных причин для таких возгласов вроде и не было. Народ, шедший навстречу, искренне пытался успокоить только что прибывших. Утешали тем, что, когда они сюда приехали, тоже жалели об этом. Однако сейчас уверены, что по-другому и не могло быть.
На Мастрюковских озерах была другая проблема. Очень портила настроение переправа к Волге. Понтона там не было вообще. Попасть на другой берег можно было на лодке. Услуга платная, да и ожидание очереди доходило до одного часа.
Лагеря большие и маленькие, палатки, эстрады, гитара, костры – все это было на двух полянах. Правда, атмосфера была разной. Если на Федоровских лугах со всех концов раздавались песни под гитару, то на Мастрюках услышать авторское пение возле костра было большой редкостью. Зато, по официальной статистике, на старое место приехали около 35 тысяч человек, а на новой «Груше» было около 20 тысяч гостей.
Несмотря на расстояние в 12 километров, люди постоянно курсировали между двумя фестивалями. Очень многие в пятницу вечером с Мастрюковских озер приехали на Федоровские луга для того, чтобы послушать Юрия Шевчука. Часть из них предпочла остаться на новом месте.
Труп встал и пошел
В дни фестиваля порядок обеспечивали более 500 сотрудников самарской милиции. Любопытно то, что на Федоровских лугах было ощущение, что милиции нет вообще. Людей в форме можно было увидеть только в месте расположения их лагеря — на «центральной» дороге. Хотя однажды несколько милиционеров были «обнаружены» в самом конце поляны прячущимися в кустах. Правоохранители тайком жгли костер, а в руках держали маленькие пластмассовые стаканчики. Никто не спорит с тем, что это могла быть вода.
Пристав к одному из милиционеров в их лагере, я пыталась выяснить, не скрывают ли наши «органы» информацию о происшествиях. Казалось, он бы и рад был что-либо рассказать, да только ничего не происходило. Разочарованная, я уже собралась уходить, как он меня остановил: «Было! Несколько человек вызвали нас разобраться с ситуацией. На берегу озера лежал труп. Мы подошли и стали его осматривать. Но труп вдруг встал и пошел!». Кстати, одной из достопримечательностей кейльмановского фестиваля стала палатка-вытрезвитель. Для приведения в чувство в нее было помещено всего четверо молодых людей, которые немного не рассчитали свои силы. А по большому счету, она оказалась невостребованной.
Зато палатка-вытрезвитель очень пришлась бы кстати на метовском фестивале. Несмотря на все заверения организаторов «Груши» на Мастрюках в том, что это будет самая трезвая «Груша», пьяных можно было встретить на каждом шагу. Разжиться крепкими спиртными напитками на поляне особой проблемой не было. В первом же киоске на нашу просьбу, произнесенную шепотом, нам без особой конспирации предложили с небольшой наценкой «огненную воду» на выбор. Может быть, по этой причине метовцы не смогли обойтись без драк. Один из очевидцев рассказал, как несколько взрослых мужчин избивали молодого человека в растаманской одежде. Проходившие мимо сотрудники милиции сделали вид, что не замечают происходящего. Когда другие люди попытались вступиться за парня, зачинщики драки разбили бутылки и стали размахивать «розочками».
Гости бывают разные
Любимые всеми грушинцами группы, такие как «ГрАссмейстер», «Белая гвардия», «Иваси», «Дефекты речи», выступали на Федоровских лугах. На этой поляне пели и Галина Хомчик, Рома Ланкин, Наталья Кучер и другие. Несмотря на плохое самочувствие, дал концерт Юрий Шевчук. Стоит отметить, что легендарный музыкант выступил абсолютно бесплатно. Вопрос денег для него не стоял. На кейльмановскую «Грушу» приехал и космонавт Георгий Гречко. Он рассказал, что в космосе они слушали Владимира Высоцкого и других бардов.
На Мастрюковские озера приехали популярный ведущий программы «В мире животных» Николай Дроздов и знаменитый игрок интеллектуальной программы «Что? Где? Когда?» Борис Бурда. Дроздов прямо с фестивальной Гитары поприветствовал всех на Горе и признался в любви к «Груше» с первого взгляда. Популярный ведущий на фестиваль приехал впервые и был в полном восторге от увиденного. А Борис Бурда предложил со следующего года объявить конкурс на лучшее туристическое блюдо. Некоторые в шутку отметили, что конкурс можно так и назвать – «Бурда».
В заключение хочется отметить, что два фестиваля все-таки лучше, чем один. Со временем это уже будут не два клона, а два полноценных, разных фестиваля. И Самара обогатится еще одним артефактом, который будет привлекать туристов со всего мира. Только обидно, что многие СМИ просто проигнорировали фестиваль на Федоровских лугах, публикуя отчет о действе на Мастрюках, как о единственном.



Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вы пойдете на выборы 9 сентября?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: