Иск против черного пиара. Пиар выиграл

10 марта 2000 12:33
 9163

Сенсационное слушание состоялось в четверг в Верховном Суде РФ. Группа граждан пыталась отменить результаты выборов Союза правых сил (СПС), на том основании, что правые в своей предвыборной кампании использовали «грязные технологии» и платили «мягкими деньгами». Термин «мягкие деньги», по словам заявителей, якобы пришел от экспертов из Совета Европы, которые специально интересовались возможностями нелегального финансирования избирательных кампаний.
Это первый иск подобного рода и первая же попытка добиться юридического осуждения «черного пиара». Самое любопытное, что заявители прекрасно разбирались в таких терминах как «джинса» и убедительно доказали, что СПС, равно как и другие избирательные блоки, действительно, шли на сознательные и явные нарушения законодательства о выборах. Именно в той его части, где законодателем предпринята попытка нормировать предвыборную пропаганду. А Центризбирком — вторая сторона в споре, с доводами заявителей вроде бы и согласился.
Тем не менее, «черный пиар» этот процесс выиграл. Правые, которые и знать не знали, что над ними нависали тучи, и существовала высокая вероятность, что уже с завтрашнего дня они могут не приходить на работу в Думу, остались в списке законно избранных депутатов. А политтехнологи получили прекрасную возможность изучить способы борьбы за голоса избирателей.

Но прежде — по существу вопроса. Закон о выборах у нас строгий. В чем-то даже входящий в противоречие с основным принципом демократии — принципом свободы слова. Однажды это обстоятельство уже подвигло журналиста Александра Минкина подать в суд на Центризбирком, фактически обвиняя этот государственный орган в том, что он лишил граждан России важнейших избирательных прав, в частности, права свободно получать и распространять информацию в период с 10 августа до 18 декабря 1999 года.
Так, «Разъяснения о некоторых вопросах проведения предвыборной агитации? «, выпущенные Центризбиркомом, недвусмысленно говорили, что в период с 10 августа 1999 года до конца регистрации кандидатов граждане не имели права высказываться против или в поддержку тех или иных кандидатов, потому что эти действия могут быть расценены как агитация или реклама. А в последующий период, вплоть до самих выборов, — если следовать букве инструкций, — граждане опять же не имели права высказывать свое мнение (то есть проводить агитацию) иначе, чем оплачивая ее через специальные избирательные фонды. Из текста «разъяснений» следовало, что запрещалось не только партийным функционерам агитировать за свою партию или избирательных блок, но и журналистам — высказываться по политическим вопросам, затрагивающим интересы избирательных блоков. Ограничивался маневр журналиста и в жанре интервью с «клиентом» или репортажа. Закон требовал, чтобы оплата любой публичной акции в поддержку той или иной политической силы должна была идти через специально созданный избирательный фонд. В русле «указивок» ЦИК становилось невозможно даже критиковать кандидатов, поскольку это тоже могло быть расценено, как «пиар» в интересах их политических противников.
Тогда Минкин, да и многие юристы, расценили инструкцию ЦИК как покушение на свободу слова и твердили, что применения норм закона о выборах на практике будет носить избирательный, то есть дискриминационный характер, однако этот иск Минкин? проиграл. Верховный суд рассудил, что в противном случае будут открыты шлюзы для бесконтрольного финансирования избирательных кампаний со стороны олигархов. В результате Центризбирком настолько запугал участников избирательного процесса своей строгостью, что кампании многих политических блоков, как, например, НДР, были, по сути, свернуты. Недополучили деньги не только СМИ — за политическую рекламу, но многие журналисты — за работу «на частной основе». Не потому что, что «нефть кончилась» и этих денег в стране было, а, скорее всего, потому, что не было денег легальных. Радоваться тут, конечно, было нечему. «Бедные» политики совершенно не собирались вести расчеты через избирательный фонд.
Тем не менее, такие блоки, как СПС и «Медведь», рискнувшие вести политику публично, не взирая на строгости закона, не только ушли из-под удара закона, но и смогли за короткий срок существенно повысить свой рейтинг.

Как это делалось — заявители прекрасно показали в суде. По их версии, СПС начал издалека и заполонил эфир невнятным бормотанием «Ты прав!» Причем, в чем прав — долговое время оставалось непонятно. Возможно, утверждали заявители, тут монтировался еще и 25 кадр (наверно, с физиономией Кириенко — С.М.), чему, впрочем, нет доказательств. Это кампания началась ни то, что в запрещенный период, а чуть ли ни за полгода до того, как был официально объявлено начало предвыборной кампании. Заявителем была продемонстрирована газета «Демвыбор России» от 29 апреля, в которой черным по белому были напечатаны такие слова: «Мы начинаем акцию». Какую — впрочем, опять же не было сказано вразумительно.
Естественно, агитация такого рода продолжилась и в запрещенный период. По городам и весям правые инициировали выступления рок-звезд на стадионах и в ночных клубах. Рокеры во всю глотку вопили: «Ты прав, ты прав?». Шоу сопровождалось бесплатной раздачей пиво и маечек. Маечку заявитель достал из портфеля и показал прокурору — возразить нечего, была такая маечка. Причем, в Нижнем Новгороде пиво разливала пивная компания «Дилонг», долевое участие в которой принимал иностранный капитал. Опять же никто этого не скрывал — так прямо и сказано на афишке. В тот же период Борис Немцов получил бесплатный эфир на телеканале «Волга» в программе «Прямая речь». Естественно, это была прямая речь Немцова.
Обо всех этих нарушениях избирательного закона сознательные граждане сигнализировали в ЦИК. Центризбирком, действительно, несколько раз садился обсуждать ситуацию, но тут выяснилось, что?
Во-первых, оказывается, сначала была создана инициативная группа «Правое дело» по организации не выборов, а? референдума. Именно в рамках этой кампании были развешаны плакаты по всей стране. «Ты прав» — в смысле своего ответа на вопрос референдума, а не в смысле принадлежности к «правым». В рамках этой кампании проводились шоу-мероприятия, раздавались маечки, а население поилось пивом. Ну и что — что не через избирательный фонд? Оказывается, закон о проведение референдума этого совсем не запрещает. Когда же подошли выборы в Думу, тут уж образовался избирательный блок Союз правых сил (СПС), который все делал через кассу и соблюдая нормы закона. Конечно, плакаты «Ты прав» оставались висеть (в некоторых места они висят и по сей день), но, как уже отмечалось, они имели отношения к референдуму и не содержали призывов голосовать за СПС. Немцов, да, получал эфир, и ЦИК строго спросила с телекомпании «Волга», но «Волга» в ответ сообщила, что передачи эти были бесплатными, а Немцов выступал из «авторского интереса».
Конечно, Центризбирком прекрасно сообразил, что «правые» его попросту обдурили, и строго правым несколько раз указывал, но поделать Центризбирком с «правыми» ничего не смог. Да и не отменять же выборы. Верховный суд согласился с ЦИК, и в иске заявителю отказал.
P.S. Хотя в судопроизводстве России нет понятия «прецедентного права», специалисты PR могу использовать наработки «правых» в дальнейших кампаниях. И вот еще цитата дня. По сообщению «Интерфакса» русская православная церковь не согласна с тем пониманием свободы слова, которое еще в начале перестройки пришло в Россию с Запада. «Сегодня это слово стало неким идолом, которым можно оправдать любое беззаконие», — сказал в четверг на пресс-конференции в Москве глава Отдела внешних церковных сношений Московского патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл.

Сергей Митрофанов,

СМИ.ru

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вы пойдете на выборы 9 сентября?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: