Непрерванный полет Собчака

17 марта 2000 07:00
 9298

Осенью 1997 года карьерный взлет Владимра
Путина, да и всей «ленинградской группы»
во главе с Чубайсом оказался под угрозой
катастрофического срыва. Угроза исходила
из Генпрокуратуры РФ, а точнее от
оперативно-следственной бригады по
пресловутому «квартирному» делу.

Кратко напомним его суть. Еще в мае 1995 года
оперативники 2-го отдела(борьба с
коррупцией) УБЭП ГУВД Санкт-Петербурга
вышли на некую госпожу Евглевскую,
возглавлявшую строительную фирму «Ренессанс».
Выяснилось, что эта пронырливая особа
раздаривала местным чиновникам элитные
квартиры, получая взамен выгодные подряды и
льготные кредиты.

Информация о повальной коррупции отцов
города на Неве, которой поделилась с
операми Евглевская, оказалась настолько
серьезной, что в декабре 1995 года появилось
беспрецедентное совместное распоряжение
двух силовых российских министров М.
Барсукова и А. Куликова и примкнувшего к ним
Генпрокурора Ю.Скуратова «О создании
межведомственной оперативно-следственной
группы для расследования фактов получения
взяток должностными лицами мэрии Санкт-Петербурга».

Эту группу возглавил зам. начальника
следственного управления Генпрокуратуры
РФ Леонид Прошкин — один из самых известных
российских «важняков», что говорило о
серьезности намерений Кремля разобраться с
питерскими коррупционерами. Менее чем за
год работы следственная бригада выдала на
гора несколько десятков томов уголовного
дела N18/238278-95, материалы которого со всей
очевидностью доказывали
коррумпированность не только работников
питерской мэрии, местной горпрокуратуры,
законодательного собрания, но и лично мэра
Собчака.

Ниточки «квартирного» дела,
естественно, потянулись в Москву, в Кремль,
указывая на старые неблаговидные дела
бывших питерских чиновников и соратников
Анатолия Чубайса. Поэтому после
президентских выборов в 1996 году
расследование не могло не застопориться. Но
развалить «квартирное» дело
окончательно тогда не удалось.

В декабре 1996 года следственную группу по
«квартирному» делу возглавил новый
следователь из Генпрокуратуры РФ Николай
Михеев. И расследование вновь начало
набирать обороты.

В течение лета 97-го года были арестованы
сразу три значительных фигуранта:
начальник планово-экономического отдела
«Главснаб» питерской мэрии В.Любина,
бывший помощник мэра Собчака по жилищным
вопросам Л.Харченко и начальник аппарата
мэра В.Кручинин. И к осени 1997 года у
следствия накопилась критическая масса
информации о неблаговидной деятельности
Анатолия Собчака на посту мэра Санкт-Петербурга,
и дело явно шло к его аресту.

Именно в этот период времени к
новоиспеченному начальнику Главного
контрольного управления администрации
президента РФ Владимиру Путину зачастила
жена Собчака Людмила Нарусова. Говорили они
всегда один на один, поэтому подробности
этих бесед никому неизвестны. Но откуда-то
Нарусова узнала, что на Коллегии
Генпрокуратуры РФ было с большими
трудностями, но принято решение об аресте
Собчака. И почему-то вся «ленинградская
группа» в Москве была уверена, что если их
бывший «учитель» Собчак загремит на
нары, то молчать на допросах не будет.

Как бы там ни было, но 3 октября 1997 года
Собчак на месяц слег с сердечным приступом
в госпиталь питерской Военно-медицинской
Академии. Это событие шумно освещала пресса.
Но мало кто знает, что настырный Николай
Михеев встретился с тогдашним руководством
Минздрава РФ в Москве и договорился о
независимом обследовании Собчака
столичной профессурой.

Судмедэкспертизе, информацию о которой
Генпрокуратура не вправе была скрывать от
кремлевских чиновников, не суждено было
состояться. За три дня до приезда в Санкт-Петербург
группы московских кардиологов, то есть 7
ноября прямо на взлетную полосу аэропорта
Пулково стремительно выехала машина «Скорой
помощи». Очевидцы рассказывали, что из
нее буквально выскочил «нетранспортабельный»
Анатолий Собчак в сопровождении Людмилы
Нарусовой, и почти бегом они устремились по
трапу в маленький частный самолет,
принадлежавший финской компании Jetflite.
Перелет по маршруту Хельсинки-Санкт-Петербург-Париж,
заказанный кем-то неизвестным из Москвы и
оплаченный наличными, прошел успешно.
Кстати, стоимость такого перелета обычно
составляет 25-30 тысяч долларов. Но
безопасность Анатолия Собчака, который
после побега из госпиталя надолго осел в
Париже, а также спокойствие его «учеников»
в Кремле стоила куда дороже.

У нас мало сомнений, что единственный
человек в «ленинградской группе», кто
был способен провернуть такую тонкую
спецоперацию — это бывший разведчик
Владимир Путин. Но доказательств у нас пока
нет, поэтому и утверждать это со всей
определенностью мы не станем. Эх, не всегда,
оказывается, в КГБ могли распознавать
скрытые таланты перспективных сотрудников,
не дорабатывали иногда, разбрасывались
ценными кадрами.

Продолжение материала


Оригинал этого материала

(c) FreeLance Bureau

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Какой вопрос необходимо вынести на голосование для тольяттинцев во время выборов президента?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: