Пресс-бред: Записки о «подводной войне»

06 сентября 2000 18:15
 9250

Поразила меня на днях одна областная газета следующей заметкой:

Самарский «Нострадамус», к. э. н., зав. кафедрой экономики Современного гуманитарного института Сергей Стребков считает все разговоры о мине времен Второй мировой, о столкновении «Курска» с сухогрузом или ледоколом бредом людей, не знаком с элементарными законами физики. По его первой версии, внутри подводной лодки неким «шпионом» был произведен взрыв, после которого диверсант должен быт покинуть тонущий корабль. Иначе к чему бы в районе катастрофы присутствовали две американские подлодки, разведывательное судно «Лойал» и шпионский самолет «Орион»? К тому же норвежские водолазы обнаружили под комингс-площадкой человека, который пытался, но не смог покинуть корабль.

Вторая версия родилась из предположения, что причиной гибели подлодки могла стать новейшая управляемая мина или подводная ракета, скорее всего, американская, которая была подвешена на специальном буе (зеленый буй, кстати, тоже нашли) и вцепилась в нашу подлодку, как клещ в свою жертву.

Причины? Г-н Стребков называет как минимум три. Во-первых, США нужен серьезный военный инцидент для раскручивания нового витка гонки вооружений, у них экономический кризис на носу. Во-вторых, Запад пытается «приручить» В. В. Путина, серьезно взявшегося за укрепление международного авторитета России. В-третьих, американцам хотелось испытать новое оружие. Успешно. Чтобы ни говорили пацифисты, «холодная война» никогда не прекращалась.

А с американским президентом наш президент сразу поговорил. 25 минут по телефону. Самарский «Нострадамус» считает, что В. Путин сказал Б. Клинтону, примерно следующее: «У вас этот номер не пройдет, крупного конфликта между США и Россией не получится. А за гибель наших ребят ответите. Перед Богом. А может, и раньше».

Алексей Маратов

И как это понимать? Как глумление над памятью погибших моряков Или весь этот бред напечатали, чтобы «дыру» в полосе заткнуть? Ничего другого не нашлось? Как относиться к современному гуманитарному институту, если кафедрами там заведуют такие одиозные личности? «Знакомые с законами физики», но не имеющие и грамма здравого смысла.

Неблагодарное это дело — строить версии за тысячи километров от скучившегося и не будучи специалистов. Причины катастроф бывают самые невероятные. Например, в середине прошлого столетия французский фрегат погиб из-за того, что в корабль попал… метеорит. Тем не менее, можно отбросить версии абсолютно невозможные, например, о кознях американцев. Очень нужно Америке, живущей в тысячу раз лучше нашего, дразнить «российского медведя», злого, голодного и вооруженного ядерной дубинкой. Да и вся история человечества говорит о том, что войны развязываются обычно именно голодными и недовольными…

Автор отнюдь не считает себя экспертом по подводному флоту, хоть и писал когда-то курсовую работу по гидроакустике. Все нижеизложенное почерпано из специальной литературы и бесед с бывшими французскими и американскими подводниками. Беседы эти состоялись более десяти лет назад, через переводчика, многое забылось. Но, тем не мене, кой-какую картину «подводной войны» набросать можно. Насколько она близка к истине — судить читателю.

История

Изначально перед подводными лодками стояла задача находить и уничтожать надводные и подводные цели. Основным оружием субмарин оставались торпеды. С появлением ядерного оружия появился новый класс подлодок — подводные атомные ракетницы, сыгравшие роль козырного ядерного туза в рукаве президента США.

Самыми совершенными долгое время оставались американские ракетоносцы, выполнявшие «миссию сдерживания». Задача — в случае нападения на США нанести упреждающий ядерный удар. Для этой цели каждый ракетоносец нес 24 баллистических ядерных ракет, каждая из которых, в свою очередь, оснащалась десятью боеголовками, запрограммированными на конкретные цели, расположенные на территории Советского Союза. Бортовые навигационные системы постоянно вносят поправки в систему наведения каждой боеголовки. Таким образом достигалась потрясающая точность попадания: плюс-минус 50 метров — на расстояние для ядерного заряда мощностью 60 килотонн. В случае удачного пуска (то есть, ракетоносцу удается выпустить все ракеты, на что уходит около получаса), с учетом неполадок и промахов, один американский ракетоносец мог уничтожить 10 процентов советских баллистических ракет наземного базирования.

Соответственно, советские атомные подводные ракетоносцы выполняли аналогичную задачу: несли оружие первого удара. Курсируя у берегов вероятного противника ракетоносцы, повторюсь, были козырными картами политиков, отрезвляющим душем, на горячие головы. Образно говоря, остальные подводные ракетоносцы являются самой трудноуловимой добычей в мире.

Традиционные подводные лодки стали называться ударными или атакующими. Важнейшей задачей для них стала «охота» за ракетоносцами. Ударные лодки сильно отличались от ракетоносцев задачами, конструктивными особенностями и даже внешним видом. У «американок». в частности, мощные бронированные носы. И ударные лодки не столь совершенны, не столь дороги, не столь бесшумны.

Другое дело ракетоносцы. В активе американцев были превосходное оборудование, отличные экипажи превосходная подготовка. Понятно, что экипажи для субмарин стоимостью один миллиард долларов подбирались и обучались очень тщательно. По мнению американских экспертов качество подготовки российских моряков выйдет на нынешний западный уровень лишь через 12-15 лет, причем этот процесс был ускорен сокращением подводного флота России. В настоящее время 90% экипажей составляют офицеры и мичманы, то есть, профессионалы.

Оборудование у американцев тоже было на высоте. Американские ракетоносец класса «Огайо» невозможно услышать. Он не шумит. Вообще. Лишь обнаружить (при наличии прекрасного оборудования и совершенных шумовых фильтров). Дело в том, что «Огайо» образует в фоновом шуме океана «дыру». Вот эту «дыру», образно говоря, тень ракетоносца и можно засечь, отметив на экране дисплея место «провала», место без шума, хотя шум должен присутствовать.

При активной гидролокации лодку засечь можно. Все разговоры о резине, которой покрыт корпус — ерунда. Гидролокация основана не на отражении звукового импульса от металлического корпуса корабля, а на отражении звуковой волны от границы между водой и воздухом, который волна не может преодолеть. Поглощая «черную дыру», о которой написано выше. Но есть одно «но». Используя гидролокацию, подлодка противника выдает свое присутствие — импульс прекрасно слышен на «прощупываемой» лодке. Поэтому подводники предпочитают использовать пассивные акустические датчики. «Огайо» тащит за собой «хвост» с датчиками пятисотметровой длины.

Насколько серьезно относятся американцы к скрытности своих ракетоносцев, показывает следующий факт. По возвращению из похода с подлодки снимаются магнитные шумы на которых записаны все шумы, уловленные акустическими датчиками во время патрулирования, в том числе и случайные шумы, не говоря уж об опознанных контактах. Группа специалистов, в которую входят эксперты-разработчики акустического оборудования, с помощью компьютеров анализирует эти шумы. И бывает, что обнаруживает случаи акустического контакта с подлодками противника. Принадлежность, класс и даже название подлодки вычисляются по присущему только ей частотному диапазону. Но данные тонкости уже не важны для командира ракетоносца. В его послужной список сносятся случаи обнаружения подлодки даже СВОИМИ подлодками. На карьерный рост это влияет не лучшим образом. Вот такой жесткий подход к проблеме.

Итак, за каждым подводным крейсером, оснащенным ядерным оружием идет постоянная охота. Не прекращается она и в наши дни, хоть и приняла своеобразный характер спортивного состязания. Но служба в море всегда была опасной. И время от времени на базы возвращаются подлодки с затопленными или выгоревшими остеками. Что случилось с исчезнувшим ракетоносцем «Трешер» американцы не знают до сих пор.

Тактика

Понятно, что найти в толще океана тот же ракетоносец «Огайо» практически невозможно. Но на помощь морякам пришли спецслужбы. Они вычислили базы атомных подводных лодок. И ударные советские подлодки стали подлавливать американцев на подступах к базам, на малых глубинах, где затруднено маневрирование. Российские подводники «садились на хвост» американским, время от времени «прощупывая» противника гидролокатором, что, естественно, раздражало и нервировало американские экипажи. Тогда в игру вступили американские ударные подлодки, сопровождающие ракетоносцы при выходе с базы. Своим присутствием ударные субмарины либо запутывали тактические следы, либо вытесняли наших из района под угрозой столкновения. такая тактика получила название «выдавливания». Одним из важнейших качеств кандидата на пост командира американской ударной подлодки была агрессивность.

Естественно, при акустическом контакте подлодок в аппараты загоняются торпеды и командиры начинают расчеты торпедных залпов. Так, на всякий случай.

Тогда российские подводники прибегли к следующей тактике: ударная подлодка выплывала выше слоя тертоплина, опустив «хвост» с датчиками ниже слоя температурного скачка, от которого отражаются сигналы американцев. Таким образом, оставаясь невидимыми для противника, наши подводники могли держать ситуацию под контролем. Но этот трюк был разгадан американскими аналитиками. В дело пошли противолодочные самолеты и спутники-шпионы, без труда обнаруживающие подлодки в верхних слоях океана.

Помимо перечисленных факторов постоянно приходится учитывать температуру воды за бортом, плотность планктона в данном районе, акустической сходимости и множество других параметров. Например, подводный акустический канал. Природа этого явления до конца не изучена, а суть в том, что акустик подлодки, находящейся в северной части Индийского океана, может вдруг услышать, как аппетитно хрустит креветками кашалот у шельфа Антарктиды.

Американские ракетоносцы шумят меньше российских. Ходят байки, что американцам лет 20 назад даже удавалось сделать снимки корпусов наших лодок, оставаясь незамеченными. Но факт, что выслеживая американцев, наши акустики молились: «Да уроните же гаечный ключ! Или люком погромче хлопните!» Но такие «подарки» американские экипажи не делают. Другое дело, сам корпус лодки в момент подъема на меньшую глубину. При подъеме на 30 метров давление на корпус уменьшается на 22 тонны на квадратный метр. Происходит еле заметное раздувание корпуса и слышится резкий щелчок. Корпус как бы облегченно вздыхает. Вцепившись в такой щелчок акустик уже не отпускает лодку. Вот в таких условиях протекает «подводная война».

Добавлю, что обс случая столкновения наших лодок с американскими, описанные «Комсомольской правдой», произошли вблизи американских баз.

Тайна «Курска»

Итак, из-за чего погиб «Курск», один из самых совершенных подводных ракетоносцев, способный в одиночку уничтожить, скажем, 2-й американский флот? Именно за сопровождение этого флота и отрыв от кораблей охранения командир К-141 был удостоен звания России.

Версию столкновения с подлодкой противника отметаем сразу. Не могли они столкнуться, ситуация не та. Задача американских подлодок, присутствующих в районе учений, вполне конкретна: собрать побольше информации, оставаясь незамеченными. Чтобы избежать обнаружения американцы не должны подходить ближе расстояния в 30 километров. Они просто лежали на дне и писали все происходящее для последующего подробного анализа. Если бы лодки действительно столкнулись на таком мелководье, это было бы зафиксировано и нашими и «вражескими» разведывательными спутниками. Ссылались на «вражий» аварийный буй. Но беда в том, что западный аварийный буй не просто всплывает, он передает открытым текстом: «SOS! Подводная лодка такая-то терпит бедствие в точке с координатами…» Такое сообщение обязательно было бы перехвачено и предъявлено. (Сама лодка могла и уйти с этого места). И попадание торпеды было бы зафиксировано спутниками.

Версия о том, что «накрыли» свои тоже несостоятельна. Эта информация обязательно ушла бы с кораблей.

Наиболее вероятным представляется версия взрыва двигателей пускаемой «Курском» торпеды. И взорвалась она сразу же, в аппарате. Как торпеда могла «застрять»? Открытие крышки торпедного аппарата обязательно проверяется. Из аппарата торпеда выталкивается сжатым воздухом и только потом включаются маршевые двигатели. Диверсия? Саботаж? В Дагестане, говорите, торпеды выпускаются?

А вообще-то произойти может многое. Вот вам версия.

Во время шторма с лесовоза смывает бревна, скрепленные цепью. Ветрами и течениями бревна постепенно впитывают воду и приобретают нулевую плавучесть. Плывут себе в приповерхностном слое два — три мощных ствола, цепью позвякивают. И оказываются у носа подлодки, находящейся на перископной глубине. Акустик слышит создаваемый ими шум, но опознать не может. Докладывает командиру: «Неопознанные шумы прямо по курсу». Повинуясь инстинкту самосохранения командир командует: «Срочное погружение». С дифферентом на нос лодка начинает погружаться, бревна, пройдя вдоль корпуса, клинят кормовые вертикальные рули и лодка всей огромной массой бьется о дно носом. Глубина, как вы помните, в месте катастрофы, меньше, чем длина самого корпуса. Бред? Но аналогичный случай произошел с американской подлодкой в 80-е годы. Американцев спасла глубина. Бревна были искрошены винтами. Лодка прервала патрулирование и с поврежденными винтами вернулась на базу…

Судя по всему, командование с самого начала знало — спасать, практически, некого. От помощи иностранцев отказались. Секреты есть секреты. Для примера: оборудование наших подлодок питательным насосом для реактора с уровнем шума в 50 раз ниже прежнего, в свое время заставило американцев пересмотреть тактику действий ударных подлодок. Стоят ли секреты страны спасения нескольких жизней — вопрос, оставшийся на совести командования.

Уверен. что окажись американцы рядом с нашей тонущей подлодкой в открытом море — они сделали бы все возможное для спасения наших моряков. Дело моряка — спасать тонущих при любых условиях. Таковы морские традиции. Зона маневров — совсем другое дело. Увы. Американцы потихоньку убрались, унося записанные на ленту шумы маневров. Драгоценнейшие шумы, по которым можно вычислить характеристики кораблей, подлодок и торпед.

Еще один дурацкий вопрос, часто звучавший в прессе: «Какого черта американская подлодка заходила в норвежский ремонтный док?» Для планового ремонта она заходила, чтобы восстановить герметичность корпуса перед походом через Атлантику! Это обязательная процедура после боевого дежурства. Не там причины ищете, господа-товарищи «проницательные» корреспонденты. Совсем не там…


Сергей ГУРЕВИЧ

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Какой вопрос необходимо вынести на голосование для тольяттинцев во время выборов президента?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: