Те, кто выжил в катаклизме, пребывают в оптимизме

08 декабря 2000 10:24
 9398

Впервые за много лет в Тольятти зарегистрированы подземные толчки.
— У тебя как там, в Старом? У меня люстры качаются во всех комнатах. Не знаешь, кто в городе главный по землетрясениям? — вечерний звонок обозревателя «ПС» Лены Сафроновой застал меня, честно говоря, врасплох. Кто главный, я не знал. Посоветовал звонить в ЧС, а главное — не забыть о «феномене» до утра. На том и разъединились. Было примерно полдесятого вечера.

Следом раздался звонок из Самары. Редактор отдела одной областной газеты тоже интересовалась: а как у нас? У нее с письменного стола едва не свалилась кадка с подаренной мужем на 8 Марта пальмой. Еле поймала. Здесь уж, сами понимаете, как в том анекдоте: «Штирлиц насторожился…».

Позже информация о прокатившемся через всю европейскую часть России «эхе» произошедшего в Туркмении землетрясения обошла программы новостей всех каналов TV. Наутро спецкор Валерий Близнецов рассказывал, что уже через две минуты после того, как его домашний «сейсмограф» (банка с водой) зафиксировал подземные толчки, он был готов к эвакуации. Неудивительно: проживает Валерий Геннадьевич на ВСО-5, которое по весне во время водосброса на ГЭС, находится в зоне «перманентной сейсмической нестабильности». Проще говоря: трясет их дом ежегодно, и он уже привык.

Для тех, кто новостями из «ящика» не интересуется по определению, поясним: в районе туркменских городов Небит-Даг и Туркменбаши 6 декабря произошло землетрясение. Всего зафиксировано три толчка. Самый мощный силой в 7-8 баллов зарегистрирован в 20.11 (время московское). Жертв и разрушений нет, но многие дома покрылись трещинами, население из опасения ночевало под открытым небом, связь с городами нестабильна.

Геофизики говорят, что это отголосок того землетрясения, что произошло в конце ноября. Эпицентр тогда находился где-то подо дном Каспия, а самые сильные толчки ощущались в Азербайджане. Отголосок это или нет — специалистам виднее, но сила его была такова, что толчки ощутили уже не только привычный к ним Кавказ, но и Поволжье, Москва и даже Санкт-Петербург.

В наших краях сила толчков достигала 2-3 баллов. Такие данные получены из Альметьевска (Татарстан). Почему оттуда? А ближе сейсмологических станций просто нет. До конца 80-х соответствующая служба была в Самаре, теперь она расформирована.

Как? — спросите вы, — а сейсмографы в Комсомольском районе? Оказывается, установленная там аппаратура предназначена для отслеживания колебаний, возникающих в период водосброса. Сейчас она отключена, «да и не предупреждал никто» о землетрясении.

Найти в городе ученых, сведущих в геофизике и тектонике, «с налету» не удалось. В Институте экологии нам ответили, что их дело — вода, звоните в гидрометобсерваторию. Там посоветовали обратиться в управление ГО и ЧС, добавив по секрету, что на базе Комсомольского штаба по чрезвычайным ситуациям, возможно, и появится совместная сейсмослужба. Конечно, при условии финансирования.

ЧС-ники тоже оказались несколько не в курсе. Да, звонки горожан были, но можем лишь констатировать факт. Правда, в областном управлении ЧС нас успокоили: мол, ерунда. Все «в обычном варианте». Разрушений нет и быть не может, поскольку они начинаются лишь в случае, когда мощность толчков превышает пять баллов. А то, что люди забеспокоились, — это «естественная реакция, все и так живут в напряжении». А район у нас несейсмоопасный.

Вот как раз этот пункт и вызывает сомнение: каждый год весной перед половодьем начинают раздаваться голоса, что мы-де живем на тектоническом разломе, плюс подземные пустоты на месте выкачанной нефти, плюс давит «на плиту» водохранилище. …Короче, расслабляться не следует.

Может и так. Однако в «Гражданпроекте» нас заверили, что 2-3 балла нашим домам — тьфу! Пять баллов (как уже говорилось) они должны выдержать «на ура». При 6-7 пойдут разрушения, но это вряд ли: «эха» такой силы у нас не ожидают.
Стоит ли говорить, что не знавший этого народ «оборвал трубки» всех тревожных служб города. Причем больше всех почему-то «пострадали» не управление ЧС, а ДЖКХ и, особенно… «Скорая помощь». Ну ДЖКХ понятно: люди с перепугу считали, что нечто нехорошее происходит не вообще, а только с их домом (спецкор «ПС» Юля Петраш, ухватившись за «прыгающий» стол, решила, что падает родная давно накренившаяся 16-этажка). Но вот почему горожане раз за разом набирали «03» и спрашивали: «Что происходит?» — тайна великая есть. Загадка русского менталитета. Ведь несмотря на резко возросшее количество звонков, число вызовов осталось на прежнем уровне.

…Вчера специальная комиссия ДЖКХ объезжала адреса, с которых после подземных толчков поступали «сигналы». Повреждений и разрушений нет. Словом, можно констатировать, что город пережил легкое приключение. Правда, в реальности на себе его ощутили не все. И теперь те, кто проспал или просто не обратил внимания на сухопутную «качку», ждут повтора. Может, и дождутся. По мнению тех же московских специалистов, отголоски ноябрьского землетрясения будут ощущаться в течение 40 дней. У нас есть почти целый месяц. Шанс ощутить, как пол начинает шевелиться под ногами, весьма велик.

P.S. Вчера исполнилось 12 лет со дня землетрясения в Спитаке. Город был разрушен толчками всего в шесть баллов. Но он находился слишком близко в эпицентру.

Рисунок Владислава ЮЖАКОВА

Автор: Алексей ШИШКАНОВ

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Какой вопрос необходимо вынести на голосование для тольяттинцев во время выборов президента?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: