Всем встать!

20 августа 2000 08:00
 9495

Электромеханики Лифтэлектросервиса грозят своим руководителям забастовкой.

Жителям новых кварталов Автограда это грозит остановкой лифтов.

О том, какие неприятные последствия будет иметь возможная забастовка «лифтеров», говорить не стоит — и так понятно. Важнее разобраться в сути конфликта и попытаться его разрешить. Сегодня мы представляем полярные точки зрения на ситуацию — самих электромехаников и директора Лифтэлектросервиса («ЛЭС») Александра Зайцева.

«Готовы на бессрочную забастовку»

Нечасто о намерении объявить забастовку заявляют через газету. Но в нашем случае все именно так. Электромеханики новых кварталов решили доверить эту деликатную миссию именно нашей газете. Все свои недовольства и требования они изложили в письме. Мы приводим его текст с небольшими сокращениями.

«Уважаемая редакция!

К вам обращаются электромеханики ОАО Лифтэлектросервиса, обслуживающие лифты в 16-21 кварталах. Мы возмущены наплевательским отношением руководства города и нашего предприятия к проблемам работы лифтового хозяйства и к тем людям, на которых держится исправная и безопасная работа лифтов.

За последние 8 лет в городе устанавливаются лифты, насыщенные сложным инженерным оборудованием, электронными схемами управления, которые требуют очень высокой квалификации от обслуживающего персонала. Но городские власти и руководство «Лифтэлектросервис» устранились от проблемы обучения электромехаников работе с новыми лифтами, ссылаясь на отсутствие средств на эти цели. Поэтому электромеханики вынуждены самостоятельно изучать новое оборудование в процессе работы, стараясь, чтобы жители города не ходили пешком по этажам.

Запасные части к лифтам практически не поступают, и в случае выхода из строя какого-нибудь узла заменить его просто нечем. Судя по всему, никто не заботится об обеспечении лифтов запасными частями и материалами.

Новые лифты значительно сложнее в обслуживании (только электроаппаратов на них в пять раз больше, чем на старых), но, несмотря на это, количество лифтов на одного механика доведено до абсурда. Например, механик 5-го разряда должен обслуживать 26 лифтов. В месяце 21 рабочий день, на обслуживание одного лифта уходит один день, получается, что механик физически не может побывать на каждом лифте в течение месяца, хотя это требуется для нормального обслуживания — и так требуют правила. А ведь лифты — это механизмы с повышенной опасностью, требующие особого внимания и ответственности.

Заработная плата наших механиков совершенно не соответствует уровню квалификации и затратам труда. Руководство города и ЛЭС ссылаются на недостаточное финансирование, на отсутствие денег в городской казне. Нам это непонятно. Ведь чуть ли не каждый день повышаются цены на все услуги (телефон, городской транспорт и т. д.) и товары, а нам,наоборот,понижают заработную плату, вместо того чтобы обеспечить достойный уровень жизни.

С 1 августа вводится новая система оплаты труда (так сказать, сдельная). Причем расценки и нормы времени на техническое обслуживание определены без учета фактических трудозатрат на каждый вид лифта, рассчитаны бездумно и непрофессионально, с чем мы категорически не согласны.

Накапливаемые проблемы в конечном итоге приведут к выходу из строя и остановке огромного количества лифтов. Восстановить их заново и пустить в эксплуатацию будет очень трудно и дорого.

Мы обращаемся к вам просьбой помочь нам в решении наших проблем, поскольку ни городские власти, ни руководство ЛЭС, ни наш профком ни хотят ими заниматься. Коллектив механиков надеется на вашу помощь, но настроен бороться за свои права всеми способами, вплоть до бессрочной забастовки.

10 августа 2000 года. Всего — девять подписей».

Когда я встретился с авторами послания, они говорили об этих же проблемах, но еще более эмоционально. Видно было, что людей ситуация достала.

«Забастовку я не допускаю»

В отличие от электромехаников, которые не смогли попасть к своему начальству, мне удалось встретиться с директором «ЛЭС» с первой попытки. Прочитав вышеприведенное письмо, Александр Васильевич согласился ответить на животрепешущие вопросы.

— Судя по письму, Лифтэлектросервис переживает не лучшие времена.

— Перед нашим хозяйством в настоящее время действительно стоят большие проблемы. В Автозаводском районе на нашем обслуживании находится 3200 лифтов, из которых около 700 выработали свой срок службы, но продолжают работать. Срок службы лифта — 25 лет. Так вот, у этих лифтов сроки службы колеблются от 25 до 30 лет. Сами посчитайте: массовый ввод начался в начале 70-х годов. И эти лифты должны быть или отремонтированы, или модернизированы, или вообще заменены. Но сегодня многие из этих моделей сняты с производства, к ним нет запасных частей. Только благодаря нашей ремонтной базе и классным специалистам все это лифтовое хозяйство как-то поддерживается. Но тут мы упираемся, как правильно говорят в своем письме электромеханики (и тут я их поддерживаю), в отсутствие необходимого финансирования.

— Каковы источники финансирования Лифтэлектросервиса? Из чего складывается получаемая вами в конечном итоге сумма?

— Наш единственный источник — местный бюджет. Муниципалитет является собственником лифтов. ЛЭС — подрядчик. И по подрядному договору с ДЖКХ мы обслуживаем лифты.

— Значит, ваши деньги заложены в бюджет ДЖКХ. А в ДЖКХ откуда эти средства появляются — отчисления от квартплаты, из каких-то других источников?

— В моем понимании, эти деньги складываются из двух составляющих — из дотации местного бюджета и отчисления от квартплаты, в соотношении примерно 50 на 50.

— Интересно было бы узнать, какая сумма заложена в квартплате?

— Могу ошибиться, но, кажется, 17 копеек на квадратный метр занимаемой жильцом площади. Причем платят все, вне зависимости от этажа. В итоге получается, в общем-то, мизерная сумма. Если учесть, что лифт (только оборудование) для 9-этажного дома стоит 230 тысяч рублей. Плюс установка — она обходится в половину стоимости лифта. Колоссальная сумма.

— Вы поднимали вопрос об увеличении финансирования? Например, требовали поднять расценки для жителей? Или предлагали увеличить долю бюджета в финансировании ЛЭС?

— В принципе нам безразлично, из какого источника будут вноситься деньги на поддержание лифтового хозяйства. Однако мы постоянно этот вопрос поднимаем. Должен сказать, что до сих пор мы не заключили с ДЖКХ договор на капитальный ремонт лифтов в 2000 году. Вернее, он заключен — но с протоколом разногласий, в котором мы выразили свое несогласие с некоторыми пунктами договора. До сих пор мы не пришли к соглашению по этому протоколу.

— Вы хотите сказать, что такая ситуация сложилась только в этом году?

— Так повторяется с тех пор, как в 1996 году мы прекратили производить капитальный ремонт лифтов из-за отсутствия финансирования. Мы постоянно пытаемся выбить требуемые суммы, но безрезультатно. И в нынешнем году договор не заключается из-за отсутствия денег. Все, что нам удалось, так это подписать дополнительное соглашение на капитальный ремонт на сумму 665 тысяч. Это копейки. Всего же наши потребности по приведению лифтового хозяйства в нормальное состояние составляют 47 миллионов рублей. Эта сумма фигурирует в подготовленных ЛЭС предложениях, которые будут рассматриваться городскими властями. Когда мы получим эту сумму и получим ли — неизвестно. Между тем упомянутые мною 700 лифтов не ждут и представляют собой потенциальную опасность для людей, которые ими пользуются.

— Где эти лифты находятся?

— В старых кварталах Нового города — 1-м, 2-м, 6-м и 7-м. Все те лифты, которые вводились в 1970-1971 годах.

— Однако тревогу бьют электромеханики из новых кварталов, где установлены новые лифты, которые у вас особой тревоги не вызывают. Одна из жалоб — недовольство новой системой оплаты труда. По мнению механиков, с 1 августа они станут меньше получать.

— Сразу скажу: меньше получать они не будут.

— Но тогда почему люди недовольны? В чем отличие новой системы от прежней?

— По новой системе в оплату труда не входит оплата за ту работу, которую мы не выполняем. Сегодня мы не оплачиваем работы, связанные с капитальным ремонтом, не платим за профессиональное мастерство и не оплачиваем работы за подготовку к техническому освидетельствованию. Почему? Как я уже говорил, до сих пор не заключен договор на капремонт, а раз мы эту работу не выполняем, то не может быть и доплаты. Теперь о доплате за профмастерство. Она осуществляется, согласно положению, «только при проведении капитальных ремонтов». Вот начнем капремонты проводить — появится и доплата. Не занимаемся мы и техническим освидетельствованием. Нам это просто не поручают, взамен делается годовое техническое освидетельствование. До 1 августа доплаты по всем этим статьям шли автоматически, так как была возможность эти деньги выплачивать. На сегодня все ресурсы исчерпаны, и платить за несделанную работу мы больше не в состоянии. Заключим договор с ДЖКХ, выполним работу, получим за нее деньги — заплатим. Вводимая нами система оплаты труда — сдельная, придумана не нами. В марте в Москве проходило Всероссийское совещание лифтовиков. Как раз на нем наши делегаты с этой системой и познакомились.

— Тогда за счет чего вы предполагаете сохранить прежний уровень зарплаты у своих подчиненных? Увеличите нормы? Но и без того — когда-то они обслуживали по 7 лифтов, а теперь по 25.

— Эка вспомнили: двадцать лет назад все было в новинку. Ведь и ВАЗ не сразу вышел на проектную мощность, начинал он с 2 автомобилей в день, а теперь более 2500 штук выпускает.

— Идем дальше. Новые лифты, говорят, обслуживать сложнее, они чаще выходят из строя.

— Здесь я с ними не согласен. Лифты действительно более сложные по устройству. Но в то же время они более совершенные и более надежные. И требуют меньше времени на техническое обслуживание, а многие аппараты вообще его не требуют. Другое дело, что новые лифты, напичканные электроникой, требуют к себе более квалифицированного подхода. Здесь я с ними согласен: подготовки не всем хватает.

— Механики утверждают, что вы не способствуете их обучению.

— Тех, кого нужно, мы обучаем. Ежегодно в учебном центре готовим группу наших специалистов. Но насильно мы никого обучать не намерены.

— Но если у людей возникнет желание — вы готовы отправить их на обучение?

— Безусловно. Но по большому счету от наших электромехаников многого не требуется. Сложным ремонтом у нас занимаются в лаборатории инженеры с совершенно иным уровнем знаний.

— Вы считаете, что электромеханикам разбираться в микросхемах ни к чему?

— Совершенно верно. Они по укоренившейся привычке пытаются забираться в различные узлы, а я им говорю: «Не надо». Простой пример: часто ли нам приходится «потрошить» современный импортный телевизор? Все, что от нас требуется, — нажимать в нужный момент нужную кнопку. Так и в лифтах. Механики с инженерной подготовкой нам ни к чему. Они должны выполнять ту работу, которая им поручается.

— Давно ли вы были у самих электромехаников — на Тополиной, 23?

— Давно, но в мои функции не входит присутствовать там ежедневно или ежечасно. Есть соответствующие структуры, есть руководитель, который там непосредственно занимается всеми делами. Моя задача — финансы, труд прежде всего.

— Какова, на ваш взгляд, вероятность забастовки?

— Я ее не допускаю. Нет оснований. Они вначале должны были свои вопросы задать мне. Если бы ничего не решилось — только тогда они могли подумать о забастовке. Вообще, я впервые от вас об этом слышу. До этого никто таких мыслей вслух не высказывал…

Главный итог двух встреч — лед тронулся. Я встретился с директором во вторник, и Зайцев поделился намерением уже в среду «высадить десант руководящих работников» в 20-м квартале, где располагаются электромеханики. Редакция будет следить за развитием ситуации. Поскольку хотим мы того или нет, но, если конфликт не разрешится (а это вряд ли возможно без вмешательства городских властей), «отвечать» за все в конечном итоге придется нам, жителям. Ведь «лифт сохраняет здоровье» — кажется, так?


Александр Шмыгов

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вы пойдете на выборы 9 сентября?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: