Заключение для Высшего суда

05 августа 2000 08:00
 9300

Дискуссия о смертной казни в России, открытая на страницах нашего еженедельника публикацией Владимира Мисюка «Казнить нельзя… и далее по тексту?», приблизилась к развязке. Точнее, это мы посчитали, что пора с ней кончать, хотя тема сама по себе неисчерпаема. За два месяца мы получили на эту тему десятки писем, звонков и посланий по электронной почте. И поняли, что в нашем городе отношение к смертной казни примерно в той же пропорции, как в среднем по стране: трое за ее применение и только один против. Равнодушных же и неопределившихся — считанные единицы. Такой вот глас народа.

Итак, все, кто хотел, высказались. А кто не успел или не посчитал нужным включиться в разговор и высказать свое мнение — надо полагать, согласны с аргументами сторонников и противников смертной казни, которых прозвучало предостаточно.

Сегодня мы публикуем последние отзывы.

«Око за око» — принцип ветхозаветный

«Я, как и В. Мисюк, сторонник смертной казни. И объясню почему.

Возможно, Мисюк не нов, по словам С. Дьячкова, в своих аргументах за. Но и аргументы против самого Дьячкова новизной не отличаются. Он умышленно сваливает в одну кучу политику, терроризм, бытовуху, другие уголовные преступления, чтобы неискушенный читатель подумал: «А ведь и правда, за что убили монархиста Милорадовича, зачем замочили душку Александра Второго? Я пр-р-ротив-в!..» Я против такого приема. Позвольте также напомнить, что принцип «не убий» не общебиблейский, а новозаветный. Принцип же «око за око», «кровь за кровь» не ходовой, а ветхозаветный. Кстати, мне лично он ближе и понятнее.

Далее С. Дьячков пишет: «Положить конец ужасам может только обостренное чувство ответственности общества (читай государства), когда люди неравнодушны друг к другу». Помилуйте, вы забыли, в какую эпоху живете! Этот тезис был уместен лет эдак двадцать назад. Сейчас же, когда проповедуется крайний индивидуализм — каждый сам за себя, когда издеваются над коллективизмом, ваши слова — глас вопиющего в пустыне.

Обратите внимание, сейчас почти в каждом репортаже из зала суда журналисты пишут: «обвиняемые вели себя непринужденно, даже нагло, на лицах гуляли улыбки». Не потому ли, что знают: к «вышке» их не приговорят?

Действительно, смертная казнь нигде и никогда не оказывала сдерживающего или устрашающего воздействия. Да она и не должна служить этим целям. Ведь мы уничтожаем крысу, искусавшую ребенка, который чуть не умер от туляремии, не в назидание другим крысам, но для того, чтобы именно она не повторила содеянного. Нелишне вспомнить слова забытого ныне Макаренко, который говорил: «Коллектив должен суметь защитить себя».

Лично для меня нелюдь, убивший родителей ради обладания квартирой и материальными ценностями, — крыса, и упомянутый Симоновым фашист — суть одно и то же.

И последнее. Прочитав статью Дьячкова, иной читатель подумает, что сторонники высшей меры готовы подвести под расстрел даже за то, что кто-то кому-то наступил на ногу в автобусе. Отнюдь. Расстаться с собственной жизнью должны отщепенцы, с легкостью лишающие жизни ближних своих ради удовлетворения похоти, удовольствия или вообще без причин».

Валерий Павлович Дубинин

Казнить. Нельзя помиловать

«Мне 70 лет. Много чего повидал в жизни. И с ворами в законе работал на строительстве Куйбышевской ГЭС, и с ворами, и с «суками», и с «бакланами». И свидетель тому, что до 1956 года, пока не было расстрелов по уголовным делам (расстреливали только по политическим статьям), жить было тяжко и, прямо скажу, страшновато. Как только ввели «вышку» для уголовников, стало спокойнее.

Знаете, я считаю так. Человек, поднявший руку на другого, не имеет права жить. И сегодня, если бы не было этого злосчастного моратория на смертную казнь, который ввели, чтобы «не ударить в грязь» перед Европой, — не было бы такого количества киллеров, не было бы Чечни и прочих «примет нашего времени». Если собрать все, что творится сегодня, и взвесить — сдается мне, нынешние времена хуже сталинских.

Нет, смертная казнь в нашей стране нужна обязательно! И без всяких там поблажек и амнистий. Без замены на пожизненное заключение, как предлагают некоторые. Вы посмотрите, сколько всего произошло в России за последние десятилетия. И любой смертник (а я с такими говорил) при пожизненном сроке уверен, что при смене режима его выпустят по амнистии — какой бы чудовищной тяжести преступление он ни совершил, сколько бы невинных душ ни загубил. И эта надежда помогает им убивать…»

Александр Иванович Наумов

«Я бы лично расстреляла…»

«Мне 75 лет, участница войны, бывшая медсестра. Если хотите знать мое мнение — я за смертную казнь. Хотя не жажду крови. Когда начиналась первая чеченская кампания, я сама собирала подписи против акции «наведения конституционного порядка» с помощью штыков, понимая, сколько там может быть жертв, сколько погибнет наших мальчишек. Но это ничего не дало: нас не спросили.

А в отношении смертной казни… Скажите, можно ли в бандитской стране надеяться на закон, на верховенство закона? При чем тут закон, когда каждый день бандиты стреляют друг друга пачками? А сколько их, этих бандитов, засевших в высоких кабинетах, ввергло страну в войну и довело ее до края? Так вот, за то, что они развязали ту жуткую бойню, которая не прекращается в Чечне и по сей день, я бы лично застрелила Грачева, да и самого Ельцина и все его окружение. Я за смертную казнь к таким, как они…»

Подпись неразборчива

Противники — в меньшинстве

Вот лишь три письма из тех, что пришли в адрес газеты после дискуссионных статей убежденных сторонника и противника смертной казни. Звонки, поступившие в редакцию, были не менее эмоциональны.

«Я считаю: за такие преступления, как изнасилование, надо не просто убивать, а четвертовать — вместо 15 лет тюрьмы, как сейчас, когда эти подонки знают, что скоро выйдут по амнистии», — повторяет уже приведенные другими сторонниками высшей меры доводы Алексей Павлович Великанов.

«Мы с мужем — за смертную казнь: смерть за смерть! — заявила женщина, не назвавшая своего имени. — Нам восьмой десяток, и мы плачем, читая, сколько вокруг убивают…»

Почти все, кто поддерживает смертную казнь, считают, что применяться она должна прежде всего к насильникам, убийцам и наркоторговцам. А один из читателей предложил ввести ее по всем тем «расстрельным» пунктам, которые были в уголовном кодексе при социализме.

Прозвучало и коллективное мнение. По словам пожилой женщины, проживающей в 27-м квартале, тема эта вечерами обсуждается с соседками — и все они «за смертную казнь, но только по закону».

Медсестра Галина Федоровна Кувыркова — тоже сторонница казни. И тоже не без суда и следствия, а только по закону. При этом, правда, судьям она «не верит ни на грош».

Часть сторонников смертной казни оказалась не столь категорична. Одна из наших подписчиц призналась, что когда-то была за смертную казнь, а теперь — против: «потому как могу прибить разозлившего меня чиновника, а жить хочется».

Наконец, убежденные неприятели смертной казни оказались в меньшинстве, воистину подавляющем. Одна из наших читательниц сообщила, что ее муж осужден к высшей мере за самооборону. Естественно, она оказалась в лагере «противников». Мотивы других — не столь личные, но уже хорошо знакомы всем, кто внимательно следил за дискуссией. «В Библии сказано «не убий», зло порождает зло», — напоминает один читатель. «Я против смертной казни, поскольку никому не дано право карать, — рассуждает другой, также ссылаясь на Библию. — Сказано: есть палачи и есть жертвы. Это данность. Но я не воспринимаю государство в роли палача…»

От редакции. Признаться, тема, которой мы отдали немало наших страниц, вызвала жаркие споры и в недрах самой редакции. Причем с тем же среднестатистическим «успехом»: стойкие и последовательные противники смертной казни в наших журналистских рядах оказались в меньшинстве, если не сказать в одиночестве. Но даже если бы все мы были единодушны — пожалуй, мы бы все равно не позволили себе от имени «всего трудового коллектива» встать на позицию той или иной «противоборствующей» стороны. Понимая, что задача газеты лишь зафиксировать настроение наших читателей, ни в коем случае ничего не навязывая им. Особенно когда дело касается такой непростой проблемы.

Сегодня мы можем лишь констатировать: настроение в целом понятно. В большинстве своем откликнулись те, кто жестко выступает за сохранение смертной казни для «нелюдей», невзирая ни на какие аргументы противников этой кары. В то же время здорово, что на страницах «Презент Центра» смогли высказаться и последние.

На наш взгляд, дискуссия удалась. И хотя, может быть, это не тот случай, когда в споре рождается истина, — огромное спасибо всем, кто принял участие в ее поиске.


«Презент-центр»

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Какой вопрос необходимо вынести на голосование для тольяттинцев во время выборов президента?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: