Записки чиновника (продолжение-1)

15 мая 2000 14:50
 9187

Александр Чевозёров
Галина Чевозёрова


В начало

* * *
Понедельник.

Сегодня в мой кабинет пришел откровенно древний дед. Представился одним из руководителей ТОСа (совета самоуправления квартала). Честно говоря, я думал, что в таком критическом возрасте уже никуда не выбирают и не баллотируются. Но, видимо, это чисто российский менталитет, который гласит: умрем, но не уйдем. И вот именно с той стойкостью, с какой стояли наши деды под Москвой, он начал спрашивать с меня, какой умник устроил на Центральной площади детский карусельный городок с круглосуточным(!) графиком работы. Развеселая музыка не дает спать людям окрестных домов. И вообще, как это так на территории его ТОСа кто-то построил чего-то, не спросив на то позволения хозяев, то бишь ТОСа?

Окна моего кабинета выходили на ту же площадь. И та же бойкая музыка не давала работать мне целый день. То есть по большому счету я деда понимал. Обещал ему разобраться. И разобрался. Корни детского городка уходили глубоко наверх и хорошо питали вечно зеленое дерево власти. Конечно, я мог указать пальцем в нужном направлении. Но что от этого изменится? При таких надежных подписях парк стоял, стоит и стоять будет, даже если я здесь не буду сидеть.

Чтобы не толкать деда на лишние бесполезные хлопоты, я ему толково объяснил: площадь не принадлежит ТОСу, это земля муниципальная, и, значит, должностной компетенции деда не хватит спрашивать за ее использование. Однако, дед упрямо возразил, дескать, его компетенции избирателя вполне хватит, чтобы любому муниципалитету показать кузькину мать.

Я согласился с ним, что у пенсионеров, в отличие от нас, работающих, действительно, есть привилегия пользоваться правами избирателя в полной мере. Слава Богу, он меня понял, даже ласково сказал: «Спасибо, сынок» и ушел. С тех пор парк стоит как стоял, правда, музыку по ночам гонять перестали.

Я был тогда начинающим чиновником, он был пенсионером со стажем.
* * *
Пятница.

Труднее всего бывает с теми, кто берется осчастливить сразу весь город. Их проекты отталкивают нереальным масштабом бюджетных затрат и притягивают весомой прибылью. Так, одна частная компания предложила асфальтировать практически все ведущие магистрали города в течение летнего сезона. С одной стороны, она огребала большие суммы в свой частный карман, но с другой, действительно, приводила в порядок улицы города. Как говорится, результат давала налицо, не позволяя никому заподозрить нечистоту намерений.

Я согласился помочь ребятам выиграть муниципальный конкурс на дорожный подряд. И мне это удалось. Все получилось как заказывали: улицы заблестели новеньким асфальтом, а в моем кармане оказался приличный гонорар за помощь. Однако, коллега, проигравший конкурс, ждал окончания сезона с не меньшим трепетом, чем я гонорара. На итоговом совещании он открыл свою служебную папочку с трезвыми расчетами. Оказалось, что бюджетные деньги, предназначенные на благоустройство города, были потрачены бездарно. Половины того, что ушло на центральные магистрали, итак находившиеся в более менее сносном состоянии, хватило бы на облагораживание внутриквартальных дорог, по которым вообще уже нельзя ездить. Деньги потрачены, премии получены, — напирал коллега, — а транспорт как бился, так и бьется.

Свою ошибку я понял сразу: конкурс был выигран мною нагло. Без очереди, без разрешения, без специальной договоренности. За игру не по правилам мне объявили фол. Дело принимало опасный оборот, поэтому я немедленно поблагодарил коллегу за критику, выразил сожаление, что своевременно не был знаком с его расчетами, предложил впредь вести подобные обсуждения коллегиально, чтобы не повторять досадных ошибок. А в коридоре предложил ему поработать над одним выгодным проектом, который без его участия может просто не состояться.

Мои извинения были приняты, и этот незлобивый и немстительный человек тут же согласился курировать предложенный проект…
* * *
Среда.

Барометр общественного терпения показывал бурю. Почти все дворовые территории в городе под завязку были застроены гаражами. Народ устал бить морды друг другу: жители — кооператорам, кооператоры — активистам. Я своевременно намекнул начальнику, что противники готовы объединиться, пойти войной на муниципалитет и требовать наведения порядка.

«Вот и хорошо, — сказал начальник, — надо сделать так, чтобы бунтовщики пришли не ко мне, а к моему заму, который в свое время завел этот вопрос в тупик».

На следующий день я нашел организаторов «восстания» и убедил их без промедления направиться со своим справедливым протестом под окна выше упомянутого зама. Даже организовал автобус для коллективной подвозки протестующих граждан. Когда площадь была полна народа, мой шеф непринужденно вошел в кабинет своего довольно растерянного заместителя. «Не переживай, — сказал он дружеским тоном. — Мы предвидели такой разворот событий и уже подготовили Закон, которого они требуют. Вот смотри.» И он протянул заму бумаги. Зам был человеком опытным, сразу понял, что его помиловали и он отделался банальным выговором. Поэтому быстренько, с нужной интонацией произнес необходимое: «Я ваш должник». «Вечный!» — уточнил шеф и удалился.

У чиновников такая процедура называется «подвесить на крючок». Наверное, одному мне было известно, с каким удовольствием мой шеф раз и навсегда вышвырнул бы своего зама из его кабинета. Я думал, что «театр» на площади ему как раз для того и нужен. Но все оказалось несколько сложнее. Иметь отвергнутого чиновника в оппозиции было опасно, так как за ним стояли влиятельные в городе лица, с которыми не следовало ссориться. Но и ждать, пока заместитель сам выстроит удобную ситуацию и аналогичным образом подставит своего шефа, было тоже нерезонно.

Через некоторое время, стоило должнику слегка забыть о своем вечном долге и допустить некие вольности, шеф подал на него заявление в суд с требованием возместить ущерб, нанесенный бюджету во время «гаражной войны». Вольнодумец сразу остепенился, и иск был отозван по причине вновь открывшихся обстоятельств.

Я понял: если ты в этой жизни не рыбак, то рано или поздно станешь рыбкой, потому что есть хочется всегда, а наживка очень похожа на свободно плавающего червячка, и не заметишь, как заглотишь ее вместе с крючком, на котором повиснешь. Усвоив истину, я пошел готовить рыболовные снасти. Тем более, что известно: на крючок садят в первую очередь тех, кто имеет влияние или много знает. К тому времени я довольно много знал…
* * *
Вторник.

Я знал так много, что мне пора было «посадить на крючок» своего начальника, дабы он не мог от меня избавиться, если ему вдруг захочется. Нельзя сказать, что я его не уважал, но служба моей внутренней безопасности требовала разумной самообороны.

Вскоре мне представился удобный случай. В мои руки опять попал проект грандиозных масштабов. На сей раз одна частная фирма собиралась осчастливить весь город разом установкой телефонов, причем недорогих. компания даже договорилась о получении солидного правительственного кредита на очень выгодных условиях. Но для этого она должна была предоставить кредитодателю подтверждение того, что муниципалитет согласен на реализацию проекта. За этим согласием и пришли к нам ее представители. Я передал их документацию своему начальнику с самыми лучшими рекомендациями.

Видимо, дело на сей раз оказалось настолько выгодным, что начальник документацию авторам просто не вернул. А снарядил свою команду в Москву за получением кредита и передал подряд на исполнение проекта другой, преданной ему фирме. Это было настолько круто, что даже у меня потемнело в глазах, когда я представил себе, как он рискует.

И сразу понял, что лучшей ситуации для моей самозащиты нельзя было бы придумать. Поэтому, как мне и было велено, в присутствии авторов делал вид, что усердно ищу невесть куда запропастившиеся бумаги. Но в то же время нашел способ сообщить ребятам, что по украденным у них материалам в Москве уже идут переговоры насчет получения кредита.

Как я и ожидал, специалисты, сумевшие надыбать такой проект, оказались ушлыми. Они не стали банально скандалить. А позвонили в Москву и предупредили, что новые представители от муниципалитета не имеют никакого отношения к той фирме, которая договорилась о кредите на льготных условиях. Ну москвичи, разумеется, пересмотрели условия кредитования и можно сказать «обули» наших сразу на обе ноги, то есть за названную в документации цену продали только половину комплекта оборудования.

Ничего не подозревая, фирма-протеже начальника развернула шумную рекламную кампанию и приступила к монтажу телефонной станции. Когда же строители обратились к поставщикам за недостающим оборудованием, кредиторы любезно объявили: согласно подписанному контракту, поставки будут осуществлены как только заказчик оплатит комплект полностью

У моего начальника случился явный шок. Он всему городу рассказал, что все давно проплачено, и в домах вот-вот зазвонят телефоны. Теперь просто невозможно было заявить что-нибудь обратное.

Зато я был спокоен: моему начальнику какое-то время будет просто не до меня. Он вынужден яростно искать деньги, и, значит, можно ему пригодиться. Я же ровно ничем не рисковал, ведь он висел на крючке не у меня, дергали за ниточку его другие. А в том, что он выкрутится, никто нисколько не сомневался: слишком велики были его власть и возможности. Самое же замечательное заключалось в том, что в любой неблагоприятный для меня момент можно сделать скандал публичным до такой степени, какая будет необходима, чтобы опять озадачить своего патрона.

В принципе при желании я мог убрать его вообще из занимаемого кресла , но такого желания у меня пока не возникало. Просто обеспечивал свою безопасность и был уверен, что нисколько не превышаю необходимую самооборону. Ведь еще свежи были в памяти недавние события, когда мой шеф, не моргнув глазом, грубо выкинул из управления целую группу высокопоставленных чиновников и спустил на них следом правоохранительные органы и прессу.

Бедолаги кинулись в правосудие, но кто там ждет отверженных? Они попытались найти свободную печать, но вся она как на грех оказалась занятой… моим начальником. Видя беспомощные метания своих бывших коллег, многие чиновники предпочли молча навазилиниться и раздвинуть ягодицы, чтобы у патрона совсем уже не было никаких проблем. И никому почему-то не пришло в голову организовать, например, профсоюз чиновников, чтобы дружно защищать свои законные права. Профсоюзов не бывает в среде начальников. Там царствуют принципы самообороны.
* * *
(продолжение)

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вы пойдете на выборы 9 сентября?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: