Записки чиновника (продолжение-8)

17 мая 2000 06:30
 9079

Александр Чевозёров
Галина Чевозёрова


В начало

* * *

Вторник.

Каждому профессионалу ясно, что, выходя на выборы, надо прежде всего хорошо определить свои взаимоотношения с прессой. По этому поводу даже классики не спорят между собой. Апологет властной воли Ницше говорит, что с помощью прессы «имеющий деньги и влияние, может сделать всякое мнение общественным». И поборник свободы духа Бердяев тоже подтверждает, что демократии «держаться главным образом пропагандой и риторикой политических деятелей».

Сложность здесь заключается в том, что иметь абсолютно преданную тебе ежедневную городскую газету, у которой был бы приличный тираж и авторитет среди жителей, практически невозможно. Потому что тогда тебе и придется содержать ее постоянно. А это весьма дорогое удовольствие. Если же газета получает деньги из каких-либо других источников, то ты уже не можешь на нее надеяться как на свою. Возможны неприятные сюрпризы. И уж тем более невозможно купить абсолютно всю прессу, телевидение и радиовещание в городе.

Появилась и другая сложность. Раньше газетчики проявляли почтение к власти потому, что хотели иметь от нее не только деньги, но и информацию. Сейчас они не побегут за сенсационным сообщением, и даже наоборот: попросят тебя оплатить свою сенсацию. Однажды я столкнулся с нелепой ситуацией. Принес в центральную газету весьма скандальную информацию. Но редактор заявил: «Из вашего региона даже за деньги ничего не напечатаю, пока ваш земляк не оплатит предыдущую публикацию». Поинтересовался, кто такой. Оказалось, как раз мой противник, компромат на которого мне и нужно опубликовать. Я обрадовался: «Вот, — говорю, — накажите его моей публикацией. Она сильно ему повредит.» На что редактор отвечает: «А зачем нам ему вредить? Нам с него деньги нужны, а не его банкротство».

Я понял, что это у меня — политика, а у редакторов — экономика. Они информацию продают как любой другой товар в магазине, как семечки, лишь бы был покупатель. Тут не до влияния, когда едва сводишь концы с концами. Я уже говорил: чтобы программировать среду вокруг себя по своим представлениям и потребностям, нужно иметь много денег. Нашей нищей прессе влияние не по карману. Вот поэтому она — всего лишь четвертая власть, а не первая, вторая или третья. И будет делать то, что ей поручат, прикажут или позволят власти правящие. Давать ей большую волю, конечно, ни к чему.

Впрочем, местные газеты и не так наглы, как центральные. Они всегда ждут подачек с царского стола и потому, на всякий случай, ведут себя с властями гораздо вежливей, чем с кем бы то ни было. У них с ними некая негласная договоренность: никогда не поддерживать оппозицию, разве что по пустякам или когда та хорошо платит. Но и за деньги они не станут серьезно помогать врагам, дабы не навлечь на себя гнев повелителей, который им дорого обойдется. Всегда ведь можно, например, организовать немедленную подачу заявления какого-нибудь кредитора газеты в арбитражный суд. А газеты все время кому-то что-то должны, и кредиторы у них есть всегда. Суд введет внешнее управление, потом банкротство. Была газета — и нету. Зря всем говорила, что независимая. Нет в этом мире ничего независимого, все взаимосвязано.

Средства массовой информации зависят от нас, мы — от них. Значит, можно договориться. А если какая-нибудь газета старательно внушает читателям, что она независимая, то это и хорошо. Надо даже помочь ей поддерживать этот имидж. Потому что предвыборные публикации на страницах такого издания будут лучше убеждать читателей, им больше поверят. Те же, кто постоянно слагает хвалебные оды властям, со временем становятся им более вредны, чем полезны.

Нельзя допускать только того, чтобы какое-нибудь популярное издание накануне выборов получило хорошие деньги от конкурентов и начало бы откровенно работать на противника. Оно сумеет напитать ядом любую самую нейтральную информацию и сделать из нее мину замедленного действия, которая взорвется в самый неподходящий для тебя момент. Такие газеты и еще газеты каких-либо политических партий, выдвинувших своих кандидатов, — это самые серьезные проблемы предвыборной поры.

Я вообще не понимаю, как решаются редактора этих изданий столь открыто выступать на чьей-либо стороне? Это же самоубийство. Впрочем, после расстрела двух главных редакторов в нашем городе не находится больше подобных желающих. В Севастополе тоже убили пресс-секретаря одного крупного бизнесмена, как только бизнесмен начал формировать себе политический имидж. И таких примеров по России несть числа.

Недавно в нашем городе выступал Жириновский. Его попросили высказать свое мнение о мотивах убийства Галины Старовойтовой. Кроме прочих версий, он откровенно заявил, что убийства в политике — такой же будничный прием, как подкуп и клевета. Разве что более сильное по воздействию оружие.

Причем, он сказал, что убивают не обязательно враги. Бывают, и свои убирают какую-нибудь существенную фигуру ради того, например, чтобы на эмоциональном подъеме от случившегося объединить разрозненные силы. Видите, как объединились демократы на фоне убийства Старовойтовой, — и сразу безоговорочно выиграли выборы.

Конечно, поразительно не то, что он сказал. В конце концов для меня это давно — азбучная истина. Поразило, как открыто он говорил о том, о чем населению вообще-то рассказывать не принято. По всей вероятности, здесь был какой-то тонкий психологический расчет: если я об этом говорю, значит, сам так не поступаю, иначе зачем бы мне вас просвещать? Ну что ж, неплохой прием, выглядит довольно убедительно.
* * *

(продолжение)

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Какой вопрос необходимо вынести на голосование для тольяттинцев во время выборов президента?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: