Защищая честь мертвых в суде, нельзя требовать со СМИ денег

23 октября 2000 12:17
 9298

В чем проблема?

Журналистам приходится писать и снимать программы не только о живых, но
и об уже умерших. В некоторых случаях такие программы вызывают
возмущение родственников или друзей покойного. Тогда в судах оказываются
иски о защите чести и достоинства, которые подчас включают и требования
к газете или телекомпании о компенсации морального вреда. Как правило,
суды разрешают подобные конфликты с большим трудом, нежели «обычные»
дела о защите чести, достоинства и деловой репутации.

Такой судебный процесс был начат одной из жительниц Таймырского
автономного округа против журналистов телепрограммы «Факты. Комментарии.
Расследования».

В чем суть конфликта?

Конфликт возник по поводу репортажа криминальной хроники, в котором
сообщалось о зверском убийстве некоего мужчины. Корреспондент Елена
Темицкая, являющаяся по совместительству сотрудником городского УВД,
выехала на место преступления вместе с оперативной группой. Мужчина был
обнаружен лежащим вниз лицом в подъезде своего дома, избитый до смерти.
Получив разрешение на съемку, оператор программы заснял тамбур, в
котором лежал труп (при этом крупным планом был показан лишь его
ботинок, лицо не снималось, поскольку оно было обезображено), а также
работу сотрудников милиции по сбору вещественных доказательств. Шестерых
подозреваемых в совершении убийства, задержанных «по горячим следам»,
доставили в отделение милиции, где они начали давать первые показания.
Содержание этих показаний, согласно которым мотивом убийства был долг
потерпевшего, оперуполномоченный ГУВД передал журналистке.

На следующий день кадры с места происшествия были показаны в
двухминутном сюжете в программе «Факты. Комментарии. Расследования».
Следуя строгому правилу программы, Елена Темицкая не стала называть
имена и фамилии, как подозреваемых, так и убитого. Кроме того, понимая,
что расследование преступления только начато, она рассказала о мотивах
преступления коротко и осторожно: «по словам задержанных, убитый якобы
должен был одному из них большую сумму денег».

Но именно эти слова стали предметом иска, который спустя несколько
месяцев после выхода программы в эфир подала в Дудинский городской суд
супруга потерпевшего. Основанием исковых требований стало
распространение не соответствующих действительности сведений, порочащих,
по мнению вдовы, ее покойного мужа, поскольку тот крупных долгов никогда
не имел. Учитывая большой ущерб, нанесенный этим сюжетом чести и
достоинству убитого, вдова потребовала взыскать с автора материала —
Елены Темицкой — компенсацию морального вреда в сумме 100 000 рублей.
Оба заседания суда, состоявшиеся в октябре этого года, показали, что
судья разделяет позицию вдовы и единственная надежда журналистки —
пересмотр решения суда в кассационном порядке.


Центр «Право и СМИ» комментирует этот конфликт и высказывает свою
позицию о возможности удовлетворения требований истца.


Опорочила ли программа кого-либо?

Обязательным условием удовлетворения судом иска о защите чести и
достоинства является установление того, что распространенные сведения
кого-либо порочат. Причем, этот «кто-то» не должен быть абстрактным или
неопределенным — в опубликованном материале должно содержаться указание
на конкретное лицо.

Как следует из материалов дела, убитый лежал лицом вниз, был
«обезображен до неузнаваемости», а крупным планом его в сюжете не
показывали, поэтому есть серьезные сомнения в том, что даже хорошо
знакомые с убитым люди смогли бы узнать его по внешнему виду.

Идентификация по фамилии также исключена, поскольку в программе она не
называлась. Таким образом, журналистка предприняла все разумные меры к
тому, чтобы речь в программе шла о факте убийства некоего человека без
конкретного указания на его персону. Жена, а возможно и некоторые другие
близкие потерпевшего, разумеется, поняли о ком идет речь, поскольку
знали все обстоятельства этого убийства, но рядовые телезрители связать
почерпнутую из программы и якобы порочащую информацию о долге
потерпевшего с его личностью, вне всякого сомнения, не могли.

Другим обстоятельством, серьезно ослабляющим правовую позицию истца в
этом деле, является неясность ответа на вопрос, можно ли считать
сведения о том, что убитый был должен кому-то некую, пусть и большую,
«сумму денег» порочащими? Действительно, некоторые люди считают заем
денег «до получки» чем-то недостойным, что показывает их плохое
финансовое положение, характеризует как неэкономных и неспособных
самостоятельно прожить на зарабатываемые средства. Однако эта «бытовая»
точка зрения отнюдь не доказывает, что программа опорочила убитого.

Целый ряд законодательных актов и, в первую очередь, Гражданский кодекс
подробно регулирует отношения «должник-кредитор», которым в нем посвящен
не один десяток статей. Статья 307 ГК РФ определяет эти правоотношения
следующим образом: «в силу обязательства одно лицо (должник) обязано
совершить в пользу другого лица (кредитора) определенное действие,
как-то: передать имущество, выполнить работу, уплатить деньги и т.п.,
либо воздержаться от определенного действия, а кредитор имеет право
требовать от должника исполнения его обязанности»
. По этой схеме
выстроены отношения подавляющего большинства хозяйствующих субъектов:
Сбербанк, например, является должником по отношению к своим
кредиторам-вкладчикам; жильцы муниципальных квартир обязаны платить
квартплату, следовательно, в свою очередь они выступают должниками перед
соответствующими городскими органами и так далее. Подводя итог, можно с
уверенностью сказать, что отношения «кредитор-должник» пронизывают
каждодневную жизнь и сами по себе (по крайней мере, с юридической точки
зрения), не должны считаться порочащими ни по отношению к тому, кто
должен, ни к тому, кто дал «взаймы».

Исходя из этого, по мнению Центра «Право и СМИ», удовлетворение иска о
защите чести и достоинства невозможно по двум основаниям: во-первых,
материал не содержит указания на конкретное лицо и, во-вторых, сведения
о долге потерпевшего, распространенные в программе, не могут быть
признаны порочащими.

В то же время, если содержащаяся в сюжете информация о долге убитого не
соответствовала действительности, его вдова имела право обратиться в
редакцию с просьбой предоставить ей возможность опубликовать ответ
(реплику, комментарий), которые предусмотрены статьей 46 Закона о СМИ и
пунктом 3 статьи 152 ГК РФ как раз для таких случаев.


Могла ли вдова требовать со СМИ деньги?

Отдельным моментом, заслуживающим внимания в этом деле, является
требование со стороны вдовы убитого о компенсации морального вреда.
Ответ на вопрос, должен ли был суд удовлетворить это исковое требование,
если бы распространенные в программе сведения были бы на самом деле
порочащими, вызывает определенные сомнения. Вероятность того, что
женщина действительно претерпевала моральные или физические страдания,
переживала по поводу сюжета, незаслуженно опорочившего ее мужа,
достаточно велика. Почти во всех случаях, когда суды удовлетворяют иск о
защите чести и достоинства, они «автоматом» присуждают истцу ту или иную
сумму компенсации морального вреда, нанесенного ему недостоверной и
порочащей публикацией. Но это происходит в тех случаях, когда истец и
опороченное лицо — один и тот же человек.

В данном же случае, «опорочили» убитого мужчину, а иск подала его жена.
Пункт 1 статьи 152 ГК подобное действие в чужом интересе разрешает: «по
требованию заинтересованных лиц допускается защита чести и достоинства
гражданина и после его смерти»
. Но понятие «защита чести и достоинства»,
использованное в данной норме не должно толковаться чересчур широко. По
мнению Центра «Право и СМИ», оно включает лишь требование об
опровержении недостоверных и порочащих сведений. Если представить, что
закон все же предоставлял бы право на компенсацию морального вреда любым
«заинтересованным лицам», тогда требовать деньги с телекомпании могла бы
не только жена потерпевшего, но и его мать, дети, другие ближайшие
родственники, не исключено, что и друзья, «страдавшие» по поводу того,
что его опорочили и т.д. Однако, пункт 5 статьи 152 ГК ограничивает
перечень тех, что обладает правом «наряду с опровержением таких сведений
требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их
распространением» единственным субъектом — это «гражданин, в отношении
которого распространены сведения, порочащие его честь, достоинство или
деловую репутацию»
. Подтверждается это и текстом статьи 151 ГК
(«Компенсация морального вреда»). Она прямо устанавливает, что основание
для компенсации морального вреда возникает если гражданину причинен
моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями,
посягающими на его честь и достоинство. О праве других лиц требовать
компенсацию морального вреда данная статья не упоминает.


Центр «Право и средства массовой информации»
mmlpc@online.ru

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Какой вопрос необходимо вынести на голосование для тольяттинцев во время выборов президента?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: