Хрупкая мимолетная жизнь

12 ноября 2004 08:58
 9905

Премьера спектакля Анатолия Морозова по пьесе питерского драматурга Андрея Кутерницкого «Между чашей и губами» оказалась довольно примечательной: в новой постановке в основном были заняты актеры, для которых работа в «Колесе» началась лишь в нынешнем сезоне.


«Ноздря в ноздрю»


Сама задумка разворачивалась в некой подспудной соревновательности: наш ближайший сосед, Самарский академический театр драмы им. Горького под руководством Вячеслава Гвоздкова, параллельно с Морозовым (но независимо от него) задумал осуществить постановку по той же самой пьесе. Правда, на этом соревновательность заканчивалась: и «Колесу», и Самарской «драме» денег на данные проекты катастрофически не хватало. В итоге версию Гвоздкова театралы увидят в лучшем случае в декабре этого года, премьера же тольяттинской постановки состоялась буквально на днях. Делали ее без традиционной допремьерной сдачи (генерального прогона), поскольку репертуарный график нынешнего сезона, если внимательно почитать афишу, довольно плотный.


Версии и трактовки


Драматург Андрей Кутерницкий — наш современник, впрочем, еще не перешедший в разряд классиков, а оттого, к счастью, живой и действующий автор. Как правило, нет смысла пересказывать сюжеты «Гамлета» или «Вишневого сада». В случае же со спектаклем «Между чашей и губами» можно обратить внимание и на сюжетную коллизию. Здесь едва ли получится, как в известном анекдоте: «Сенсация сезона! Захватывающий триллер! Зритель до последнего момента пребывает в напряжении и неизвестности, гадая, кто же истинный преступник! Итак, перед вами блокбастер «Почтальон-убийца»!» Зритель, жаждущий от постановки исключительно сюжетности, в итоге останавливает свои культурные запросы на комиксах (интеллектуальный потребитель — на «мыльных операх»). Истинный же ценитель не то чтобы неразборчив, но готов, как правило, смотреть любой спектакль, лишь бы на афише были имена любимых актеров, режиссера, автора пьесы, в конце концов, композитора, художника-постановщика. Та же мировая классика в целом хороша уже не знакомыми-перезнакомыми сюжетами, а версиями, интерпретациями, трактовками, то есть индивидуальным видением тех мастеров, которым есть что сказать «по поводу».


Вся пьеса в двух абзацах


Итак, в Санкт-Петербурге, где разворачивается действо, живет себе поживает некий художник Ильин, непризнанный гений (заслуженный артист России Валерий Скорокосов). Он давно уже не любит свою жену, Тамару Николаевну (актриса Ольга Самарцева-старшая), хотя и прожил с ней ровно двадцать лет. Супруга, соответственно, какие-то чувства к нему все еще питает, не может мириться с нынешним положением, но от осознания неких непоправимых процессов ходит вся какая-то подавленная, «блаженненькая». Единственное, что их связывает, — их сын Александр (Антон Комлев), подорвавшийся во время службы на Северном Кавказе на противопехотной мине и прикованный к инвалидной коляске. Художник Ильин безумно увлечен девушкой Татьяной (Анастасия Каменская), да и она отвечает ему не менее пылкой взаимностью. Но у художника основная головная боль, чуть ли не цель жизни, фикс-идея — помощь сыну: необходимы деньги на покупку Александру каких-то сложных протезов. Татьяна уезжает в командировку, надрывно расстается с Ильиным на пару недель, обещая достать деньги для его сына. Но Ильин не жиголо какой-нибудь, у него все-таки профессия в руках: хоть и неудачливый, но — художник! Дело в том, что владелец казино по фамилии Драгунский, баллотирующийся в городскую Думу (заслуженный артист Татарстана Николай Козак), заказал у Ильина портрет своей дочери Алены (Елена Пантюшина) аж за четыреста долларов! На портрете красавица Алена в старинном бальном платье. Но картина — не стилизация, а некое зеркало души прекрасной девушки. Тут-то все и начинается. Сын Саша влюбляется сначала в портрет, а затем, естественно, и в его прототип. Страдает, психует, никак не хочет понимать, что взаимность невозможна изначально. Алена в истерике отвергает его, просит папу-нувориша избавить девочку-одуванчика от назойливого поклонника. Телохранители Драгунского (их играют Андрей Чураев и Данила Колемасов) задают приличную трепку инвалиду. Несколько позже Драгунский приходит расплатиться за готовый портрет и, не из чувства вины и сострадания, а чтобы Александр оставил Алену в покое, вдвое увеличивает его отцу гонорар за работу. Александру же предлагает непыльное денежное занятие: в инвалидной коляске, в камуфляже, при орденах сидеть под его выборным портретом и агитировать за будущего кандидата. Драгунский умудряется даже всучить небольшой аванс Александру, чтобы тот не грезил о недоступных девушках, а, спустившись с небес на землю, отдавал предпочтение девушкам доступным, которым за деньги-то все равно, калека ты или нет. В тот же вечер и приходит недорогая девушка с нетривиальным именем Натали (актриса Екатерина Ливанова). Но для Александра она не рядовая шлюха. Мало того что, как выяснилось, они учились в соседних школах и в детстве ходили на один каток, Александр открыл для ночной гостьи вино, бутилированное в день его появления на свет, и осыпал глупую барышню такими восторженными комплиментами, которых она сроду не слышала. Финал плачевен: после ухода Натали Александр выбрасывается из окна, его мама, Тамара Николаевна, и так нетвердая рассудком, окончательно сходит с ума, старлетка Татьяна, любовница художника Ильина, наконец-то приезжает из командировки и привозит своему любимому обещанные деньги, Ильину уже не надо ни денег, ни Татьяны — все, пустота. Драгунский с его лапочкой Аленой жили долго и счастливо. Слишком долго и слишком счастливо. В общем, не стоит тут изыскивать какую-то мораль и изначально настраиваться на хеппи-энд.


Актеры и роли


Валерий Скорокосов, исполнивший роль художника, в недавнем прошлом — известный актер и драматург Омского драмтеатра. Персонаж Скорокосова — человек импульсивный, увлекающийся, но в то же время чуть придавленный и самой жизнью, и целой гаммой проблем, так и не разрешенных за долгие годы его жизни. Его супруга Тамара Николаевна в исполнении Ольги Самарцевой-старшей — просто потерявший себя человек: несчастье с сыном, стена непонимания между ней и некогда любимым мужем ослабляют любые жизненные импульсы. Но иногда из-под этого бремени прорываются накипевшие страсти, и тогда разлетаются вдрызг столовые приборы и жизнь и без того несчастного мужа-художника превращается в кромешный кошмар. Финальная сцена сумасшествия Тамары Николаевны настолько жалкая и страшная, что хочется расплакаться от безысходности. Для Антона Комлева, выпускника Казанской театральной академии, исполнившего роль Александра, нынешний театральный сезон — первый в его жизни и сразу первая роль в театре — одна из главных. Дебют приличный: для молодого актера большая удача поработать в столь эмоциональном материале, к тому же связанном с непривычной физической нагрузкой (попробуйте-ка сыграть калеку, неразлучного с инвалидной коляской). Лишь бы дальше не стали интенсивно эксплуатировать созданный образ печатлительного импульсивного юноши, обиженного жизнью. Наконец, Николай Козак, вновь вернувшийся в наш театр и возродивший жизнь прекрасного спектакля «Комедианты, или Кин IV», вновь сыграл роль жесткого, властного, не терпящего возражений и инакомыслия человека — владельца казино Драгунского. Быть может, глядя на этого персонажа, многие молодые люди хотели бы быть такими же ни в чем не сомневающимися хозяевами жизни, которым подвластно практически все. Словом, притягательный магнетизм актера выводит в лидеры зрительских симпатий отнюдь не тех, «делать жизнь с кого». Его супруга, Елена Пантюшина, сыграла в спектакле дочь Драгунского, Алену. Фрейд отдыхает в конструкции «дочь-жена», поэтому мы не будем упоминать родоначальника психоанализа. Автора этих строк настолько потрясла восхитительная внешность актрисы, что он даже был не в силах отвлекаться на тонкости актерской работы. Хотя сыгранный образ весьма органичен: Елена просто создана для таких «воздушных» персонажей. Только не говорите Николаю Козаку, что у его жены появился тайный воздыхатель. Кстати, другим составом эту же роль играет Ольга Самарцева-младшая — тоже очень интересная особа (конечно, столь же интересная и как актриса!). Можно бы упомянуть и о второстепенных ролях, но, пожалуй, такая возможность представится в следующий раз: объем газетной полосы невелик, даже крупную роль, увы, посильно рассмотреть лишь скороговоркой.


***


Под финальные овации вместе с актерами на сцену вышли создатели постановки — композитор Алексей Пономарев, художник Роберт Акопов и, конечно же, сам Анатолий Морозов, который на пару с завсегдатаем премьер Николаем Уткиным общались чуть ли не афоризмами: «В наше тревожное время мы должны не только убаюкиваться, но и говорить о тех проблемах, с которыми мы живем». Уткин же добавил: «Спектакль не только понравился — его нужно пережить«. Некоторые озадаченные зрители сетовали после спектакля: «Зачем же он (Морозов) поставил такую мрачную пьесу? Ведь жизнь и без того тяжелая«. Глупые! На самом деле все гораздо страшнее…

Источник: Вячеслав Смирнов, ИА АРиА

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вы питаетесь фастфудом на улице?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: