Ты счастлив, приятель: Митяев в Тольятти!

23 ноября 2000 11:07
 9756

Свежее впечатление человека, впервые побывавшего на концерте Олега Митяева: с ума сойти, как его здесь любят! «Его любят в Тольятти так же, как нашего Панюшкина в Норильске», — мнение моей соседки по ряду, каэспэшницы со стажем и работницы департамента культуры.

Таких интересных записок из зала не присылают ни одному артисту. «Олег, как жаль, что таких мужчин, как вы, не бывает в жизни». «Что вы все стоите? Сядьте, здесь все свои». «Олег, я люблю своего мужа за то, что он любит вас». «Вчера я нашел персидского кота. Он похож на вас. Я назвал его Митяй».

Редкий представитель столь специфичного жанра, как авторская песня, способен устроить настоящее шоу — без всяких свето- и звукоэффектов, лишь умело пользуясь навыками профессионального любимца публики, острослова и симпатяги.
В первом ряду на первом концерте в ДК «СК» сидели Алексей Николаев и Сергей Жилкин. По мнению последнего (мне его передали), песня про ненаточенные ножи в репертуаре Митяева — самая замечательная. Недаром ее Шуфутинский взял и клип снял. Из зала просили исполнить хиты в следующем порядке: «Возвращение в Тольятти», «Крепитесь, люди» и «С добрым утром, любимая». По словам вышеупомянутой соседки, в Новом городе при исполнении первой песни «балкон падает». Такая вот любовь к уроженцу Челябинска, москвичу уже с 15-летним стажем. От части, она, видимо, ввела в заблуждение авторов газеты «Тюрьма и воля», опубликовавшей одну из песен Олега, сопроводив такой справкой: мол, об авторе известно лишь, что родился он в Жигулевске, срок отбывал в ИТУ ? 6, жизнь его оборвалась в 1978 году.

Уже три года Митяеву аккомпанирует Леонид Марголин — «человек-оркестр», владеющий и гитарой, и баяном, и фортепиано. До этого напарником Олега был Константин Тарасов, а начинал он с Петром Старцевым. Певец рассказал, что недавно уже в конце концерта к нему пришла записка: «А ведь это не Тарасов». Весь вечер человек приглядывался.

Перед концертом было интервью, любезно организованное (как и концерт в целом) директором центра авторской песни «Перекресток» Еленой Сайгушинской.

— Как родилась песня о Тольятти?

— А просто мэр города Тольятти (тогда это был Сергей Жилкин. — Ред.) сказал:

«Напиши песню про Тольятти. Если получится». А для того, чтобы получилось, мне пришлось поставить себя на место Юрия Панюшкина. Как будто я Юра Панюшкин, и как будто я возвращаюсь в Тольятти. И вот получилась такая песня.

— Вы не были на последнем Грушинском. Не кажется ли вам, как многим, что фестиваль утратил свое первоначальное предназначение?

— Нет, я так не думаю. Он меняется, и это естественно. Грушинский фестиваль меняется гораздо меньше, чем все остальное в нашей жизни, и может быть, как раз этим он привлекает людей, которые вспоминают о своей молодости. «По-новому, по-новому торопимся все жить…» Что-то себя цитировать стал: наверное, это старость. Это печально… Но уже 44 года. Что-то не радует уже, а что-то, наоборот, радует. Какое-то одиночество и покой больше привлекают, чем поездки и встречи.

А что касается молодых людей, которые впервые попадают на фестиваль, я уверен, для них это такой же праздник, как был для нас. Изменились на самом деле мы, наши ощущения.

— Мы знаем имена Визбора, Берковского, Кукина. А где новые-то имена?

— Они появятся обязательно, они есть сейчас, просто кто-то более, кто-то менее известен.

— Например…

— Теперь их даже молодыми не назовешь: Казанцева, Киреев, Захарченко. Знаете, люди, ставшие лауреатами на Грушинском, попадают в странную полосу: на следующий год участвовать вроде бы и не надо, а в почетные гости их не записали. Вот мы их и не видим. Любая оценка субъективна, но она нужна. Я всегда носился со своими песнями, показывал Долиной, Окуджаве, Розенбауму. А когда открылся большой Грушинский фестиваль в 1985 году, честно принял участие в конкурсе и стал лауреатом. Хотя можно было этого уже не делать: все пели мои песни, но в жюри я сидеть отказался, потому что «не царское это дело».

— Как ваше детство повлияло на выбор творческого пути?

— Мне повезло с преподавателями: меня затягивали в конкурсы художественной самодеятельности, будили во мне все. В детстве ты готов все воспринимать и архиважно, чтобы рядом оказался человек, который дал бы верное направление. Мне это показалось важным в девятом классе. Вы помните, все ты тогда думали: вот, родители, старшее поколение, многие спились, у них такая жизнь. А уж мы-то — у нас-то все будет по-другому. А в основном жизнь оказалась такая же, уже многие спились, многие умерли, многие достигли каких-то высот. Ничего, казалось бы, не меняется в этой жизни. Тем не менее постоянная работа должна быть, и какое-то качественное изменение происходит, но заметить его нам сложно… О, как я загнул?

— А вы сами влияете в этом плане на будущее своих сыновей?

— Мне кажется, должна быть мера. Сильно опекать, определять дальнейшую судьбу… Надо выдержать паузу, чтобы человек сам что-то решил. Мне родители не купили сразу баян. Они по-крестьянски так рассудили: «Вот научишься играть, тогда. А то что мы будет деньги тратить?» Так было и с гитарой. Я на свою стипендию в монтажном техникуме купил гитару, это был для меня большой праздник, и я не выпускал ее из рук. У меня есть возможность купить и компьютер, и гитару, и фортепьяно сыновьям, но я не спешу это делать. Может, я и не прав…

Надежда БИКУЛОВА

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Мнения

Вы пойдете на выборы 9 сентября?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: