У каждого города свой Церетели

28 июля 2000 17:33
 9286
Вероятно, все памятники имеют свою интересную историю. Но в Тольятти, похоже, постперестроечные памятники объединяет одно — скандальные истории с их возникновением. И если в Москве подобные скандальные истории связаны с именем Церетели, то наш провинциальный уголок облюбовал московский скульптор Александр Рукавишников, как выразился бывший мэр г. Тольятти Сергей Жилкин, «бесплатно». Однако городу альтруизм Рукавишникова обходится в копеечку. На его счету — это уже (или пока) второе благодетельствование Тольятти, на общую сумму в десятки миллионов рублей.

От Маркса до Татищева

Не за долго до августовского путча тольяттинские коммунисты быстренько установили памятник своему основоположнику Карлу Марксу на одноименной улице. Собственно памятником его назвать трудно, так как состоит он из одной головы (без шеи). Видимо, последователи справедливо решили, что остальные части тела в идеологическом смысле менее ценны, да и дешевле обойдется. К тому ж опасно было взгромождать полноценного идола, ибо неформалы уже давно требовали снести статую отечественного вождя Ульянова-Ленина, никогда в Тольятти не бывавшего при жизни, и потому не имеющего права находиться в центре городского сада. Злые языки утверждали, что под установку марксовой головы местные партийные бонзы умыкнули определенную сумму, пополнив размер исчезнувшего «золота партии». Хотя можно было нагреться и побольше, так как с семидесятых годов уже давненько дожидались своей очереди два временных камня для будущих монументов. На одном из них было написано: «Здесь будет установлен монумент Слава Труду» (к нему мы еще вернемся), а на другом до сих пор обещается установить монумент в ознаменование 40 лет победы над фашистской Германией…

Но если уж у коммунистов до своих идеологических свершений руки не дошли, то у их приемников (бывших коммунистов и комсомольских работников), объявивших себя демократами, и подавно. Зато возникла мысль поставить памятник основателю города Василию Татищеву. Благо, что и проект местного скульптора уже имеется — и не дорого. Но с «недорога», надо полагать, и поиметь можно немного. И памятник заказывается известному скульптору Рукавишникову. Общественность возмутилась: «На какие шиши в наше-то полунищее время?!» Но мэр был непреклонен: нет, мол, талантов в своем отечестве — заказ должен выполнять один из лучших скульпторов мира, и денег на это не пожалею. Когда же стал известен проект памятника, то поднялась еще одна волна шумихи. Какого, мол, черта мэр Татищева на лошадь усадил, да и постамент огромный сам по себе — без каких-либо на нем сооружений… Жилкину дай волю, он и Пушкина на кобылу посадит. К тому же стали курсировать, якобы, исторические слухи о том, что Татищев боялся лошадей… Даже если он и умел ездить на коне, это ни о чем не говорит. Ведь не будут же, к примеру, в далеком будущем потомки ставить памятник первому президенту России, сидящем в «Мерседесе».

Но дело было сделано — лошадь Татищева заняла отведенное ей место на берегу загаженного пляжа, где его кроме купающихся могут наблюдать все, проплывающие по Волге мимо Тольятти. Но Тольятти, увы, — не Одесса и не Питер… С одной стороны хорошо, что издалека не видны все те народные художества, украшающие ныне огромный постамент.

«Слава труду!» или «Слава Богу»?

Пришло время вернуться к тому камню, который обещал караулить место на Центральной площади для монумента «Слава труду!» В отличие от сказочных камней предлагавших три альтернативных пути, этот выбора не оставлял. Единственная на нем несанкционированная народная надпись (пониже официальной) гласила: «Позор КПСС!» Очевидно за то, что с 1977 года не смогла воздать должное людям труда.

И вот радостное событие — на Центральной площади до конца этого года планируется воздвигнуть аж целый архитектурный комплекс, посвященный первостроителям города Тольятти. По началу вызвало удивление, что основой комплекса станет памятник Николаю Угоднику (работы Александра Рукавишникова). Святого, чтоб не возникало лишних вопросов, объявили покровителем всякого богоугодного строительства, строителей и архитекторов.

Рельефные холмы, между ними протекает вода, которая, делая круг вокруг часовни и как бы освящается ей, впадает в небольшое озеро. На берегах с одной стороны разместится звонница в форме кокошника с бронзовыми колоколами, а напротив — фигура Николая Чудотворца. В озере будут плавать живые лебеди, а зимой озеро будет использоваться под каток. И якобы благословил это восьмое чудо Света епископ Самарский и Сызранский Сергий. Автор же всего этого проекта в целом — архитектор Сергей Шаров. Такой вот прощальный подарок городу преподнес бывший мэр Сергей Жилкин.
Неприятие проекта нынешним мэром и некоторыми общественными деятелями начался с обыденного — необходимо для его реализации 8,5 миллионов рублей, не считая того, что свыше 300 тысяч долларов США уже заплачено за трехметровую бронзовую скульптуру Николая Чудотворца. Дело в том, что уходящий мэр в нарушении статьи 81 Бюджетного кодекса РФ единолично принял решение о финансировании проекта из резервного фонда города. А денег нет.

Городская дума большинством голосов проект утвердила и в угоду Николаю Угоднику сняла 2,6 миллиона рублей со статьи «Физкультура и спорт», еще 2,4 миллиона рублей появились за счет непланового увеличения доходов от оплаты за землю. Остальные средства обещал изыскать новый мэр г. Тольятти Николай Уткин.

Неуемные журналисты начали шуметь. В городе молодежи некуда податься — во дворах нет спортивных площадок. Тольятти захлестнула волна наркоманов и эпидемия СПИДа (на сегодняшний день официально выявлено около 1500 человек — более 80 за последнюю неделю). На борьбу со СПИДом больше месяца врачи клянчили копейки, не имея элементарных материалов для работы. Полмесяца не могут обезопасить территорию, пораженную меланжем кислот — денег нет даже на ограждение и средства защиты для работников ГО и ЧС. Отказано в средствах на плановые ремонты в учебных заведениях. А тут перед зданием городской думы — пруд с лебедями почти в полмиллиона долларов. Как высказал товарищ Сухов в «Белом солнце пустыни» таможеннику Верещагину: «Павлины… говоришь? Х-х-ха!»

Святее Папы Римского

Но и тут случилась незадача, которая несколько взбесила нового мэра. Как он выразился, его ввели в заблуждение, заявив, что владыка Сергий благословил это дело. Оказалось, не только не благословил, но и высказался против. На градостроительном совете от имени Церкви выступил отец Дмитрий. Часовня, окруженная водоемом, вызывает возражения — русская традиция не имеет храмов крепостей, это западная традиция. Узкий мостик к часовне (который выглядит, как подъемный) противоречит утверждению о доступности любого храма.

Бывшему мэру, отстаивавшему Николая Чудотворца, Церковь в этом деле не указ: «Если не будет воды вокруг часовни, весь замысел рушится.» Как стороннику секты сахаджи-йога, Жилкину, очевидно, важней в таких делах замысел, а не православные каноны. Кстати, и в отношении памятников святым — это ведь тоже католическая традиция.

Осознавали ли это Жилкин, Шаров и Рукавишников? Кажется, да, раз Жилкин заявил, что подобный комплекс сравним по значимости с Эйфелевой башней. «Так и здесь: это памятник на тысячу лет, друзья мои». Вот оно как — на тысячу лет прославиться захотел за счет налогоплательщиков, в ущерб борьбы со СПИДом и наркоманией. Ладно хоть, что ничего не поджег еще подобно Герострату.

Но убило градостроительный совет и всех присутствующих совсем другое заявление бывшего мэра: «В данном случае Мастер работал бесплатно, за 250 тысяч долларов.» Местные художники и архитекторы тоже были бы не прочь поучаствовать в таких «бесплатных» проектах. И началось. Скульптура Николая Угодника, мол, хороша (раз уплачено и скоро прибудет в город), а проект имеет сомнительную архитектурную ценность и недоработан. А статую можно и так поставить — и не надо площадь копать.

«И что с этой лужей делать?»

И тут окончательный удар по гениальности проекта нанес новый мэр. Он убрал с макета статую Николая Чудотворца и некое сооружение, которое Жилкин называл стилизованным кокошником. Остался только пруд с насыпным валом. «Вот видите? Это то же самое, что когда-то предлагал Мухин (бывший гл. архитектор города — И.М.)» Дальше Николай Уткин обозвал 30 сантиметровой глубины ручей, впадающий в озеро болотом. «Как можно зимой эксплуатировать эту лужу в 30 сантиметров. С высоты птичьего полета это прекрасно, а вблизи? Грунты здесь непростые. Начали в одном месте площадь вскрывать — напоролись на монолитный бетон. Кто-нибудь вообще привязку этого макета к местности делал? Сколько там коммуникаций, где их общий план? В эту реконструкцию нужно вложить 12 миллионов рублей, не считая непредсказуемых расходов. Что мне с этим всем делать?»
На этом мэр покину совет…


От греха до святости один шаг

Интересен и такой нюанс, о котором тольяттинцы говорили еще нынешней весной, когда строили часовню: «Наши власти на своей показушной святости совсем спятили! Строят часовню напротив казино». И тот факт, что часовня расположилась не далее, чем в 100 метрах от входа казино у всех вызывало однозначную ассоциацию: не согрешишь — не покаешься. Первыми, наверное, каяться собрались депутаты находящейся тоже не вдалеке гордумы (здание бывшего горкома КПСС — некоторые из него и не переезжали). Ну а уж завсегдатаи казино, в котором так любил со своей братвой кутить лишенный ныне свободы криминальный авторитет Саша Крест (Христиан Михнов), будут дожидаться пруда с лебедями и Николая Чудотворца. Авось чудо и произойдет. И не сбудутся прогнозы некоторых тольяттинских журналистов о том, что лебедям свернут шею, пруд закидают шприцами, а св. Николая испишут нехорошими словами. Тогда и впрямь чудо сотворится.


Игорь Мурышкин


Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вы пойдете на выборы 9 сентября?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: