«ВАЗ-2122». Что это было: военный джип или автомобиль для рыболовов и охотников?

03 марта 2000 12:13
 12309

Сегодня мы предлагаем рассказ о создании командирского джипа по заказу Минобороны. Причем из первых уст от создателя «ВАЗ-2122», ведущего конструктора Валерия Ивановича Доманского.


Вы спросите, почему мы об этом автомобиле слышим впервые? Что ж, история создания командирского джипа действительно была окутана тайной. Это держали в секрете и военные, и завод. На ВАЗе автомобиль
шел под кодовым названием «автомобиль для рыболовов и охотников» У военных автомобиль проходил под кодовым названием «Река». До сих пор, как утверждает конструктор этого автомобиля Валерий Доманский, «военный джип, который был создан, не имеет аналогов за рубежом, даже среди современной техники!» А ведь с момента его создания прошло ни много, ни мало -14 долгих лет. Дело в том, что это была машина, рожденная в творческом «запое». «На протяжении 9 лет, — рассказывает Доманский, — нам никто не мешал. Это были лучшие годы творчества и уникальных технических наработок, которые до сих пор используются при создании нового модельного ряда, в частности при создании «ВАЗ-2123» Но это сегодня… А в далеком вчера с 77 по 86 годы рождалось автомобильное чудо — универсальный джип для военных. Всего было создано 27 образцов для испытательных целей. Из них сохранились для потомков только 3 образца последней серии.

— Валерий Иванович, как удалось получить этот заказ?

— Во времена Советского Союза это было обычным делом для любого завода. Не было ни одного автозавода, не работающего на нужды армии.

— Я знаю, что этот автомобиль был засекречен.

— Создание автомобиля сложно держать в полной изоляции Но основные параметры автомобиля, его особенности, а также область его применения действительно были засекречены Но сегодня 2000 год, и прошло достаточно времени, чтобы говорить об этом.

Автомобиль, который мог переплыть Волгу
— В чем уникальность автомобиля? Почему вы с уверенностью говорите, что даже по прошествии стольких лет он не имеет аналогов?

— С одной стороны, это был нормальный автомобиль необычной формы. У него был специальный кузов, так как этот автомобиль обязан был плавать. Тогда у наших законодателей мод в армии было такое требование: вся техника должна плавать. В то время за рубежом на военных джипах,
чтобы они были способны плыть, применялись разные решения, например баллоны, которые, почти как лодка, опоясывали автомобиль. В нашей машине «для рыболовов и охотников» достаточно было закрыть заслонку, вытянуть одну кнопку и можно плюхаться в воду с разгона. Джип входил в воду и шел, как посуху, со скоростью 4 км в час. Этот автомобиль мог переплыть самое широкое место Волги, если посредине поставить заправку, — серьезно шутит Доманский, — по 3 часа во время испытаний не вылезали из воды. Этот автомобиль имел много необычных технических решений.

Девять лет «творческого запоя» и великих испытаний
Я пришел на завод в 1979 году, к тому времени было изготовлено несколько образцов первой и второй серий на базе «Нивы» Но недоработки, которые были обнаружены, не позволяли назвать автомобиль завершенной конструкцией.

Например, водители во время испытаний на треке работали в танковых наушниках, закрывая уши от шума, который создавала система выпуска. Эта система через каждые 100 километров ломалась, перегревался двигатель: так как были недоработки и в системе охлаждения двигателя и редуктора переднего моста. Много было проблем с охлаждением в раздаточной коробке, которая находилась в закрытом металлическом мешке, и воздух туда не поступал. Нельзя было долго двигаться, а
автомобиль должен был работать при + 40 и -45 градусах.

Автомобиль развивал скорость до 110км. Вместе с главным испытателем Вадимом Котляровым мы в 1979 году продумали несколько этапов работ, чтобы разобраться во всех проблемах. Одна из главных проблем была в том, что перегруженными оказались все базовые узлы трансмиссии стандартной «Нивы», которые были применены в командирском джипе. Все, кроме двигателя, на образцах 1-й и 2-й серий выходило из строя, и это ставило под сомнение производство такой машины на базе тех узлов, которые АВТОВАЗ ставил на «Ниву».

До 1983 г. проводили доводку автомобиля, выполняя программу заводских испытаний. В апреле 1983 года приехала межведомственная комиссия, возглавляемая генерал-лейтенантом Б. Д. Тютюнником — начальником института, который в МО отвечал за испытания всей армейской техники. Находится этот институт в г. Бронницы. Вместе с ним приехала целая группа специалистов, а также присутствовали представители из НАМИ, автополигона, ГАИ и другие. Состоялась приемка образцов, которые изготовили для этих межведомственных испытаний. Это три образца джипа два из них сделаны вновь, а один был использован из числа ранее созданных. И начиная с конца апреля и до октября 1983 г. во всех регионах СССР, включая Среднюю Азию и Памир, мы проводили испытания.

Горячие пески пустыни Средней Азии
— Что вы можете рассказать об испытаниях?

— Любопытно испытания проходили и в пустыне. Технические требования предусматривали работу машины без ограничения скорости и времени в песке, нагретом до 50 с лишним градусов Когда мы оказались в песках, начал кипеть двигатель. Вентиляторы системы охлаждения создавали в моторном отсеке давление, которое возвращало нагретый воздух через радиатор вперед, снижая эффективность охлаждения. Мы уехали с испытателем Тарасовым далеко в пустыню. Вернулись, военные нас спрашивают «Что вы там делали?» А мы там путем простого оригинального решения в экстремальных условиях сняли эту проблему.

Заоблачная трасса Ош-Мургаб
Из воспоминаний Вадима Александровича Котлярова, ведущего испытателя:

— Эта машина (1-й и 2-й серий) была прекрасная, проходимость фантастическая Мы «уазик» «делали» как хотели во всех условиях, потому что дорожный просвет у нас выше и возможности движка выше. Но первая серия показала, как не надо делать этот автомобиль. По водоходным качествам все
было прекрасно, машина хорошо плавала, хорошо управлялась, но «нивовские» узлы не выдерживали трудной дороги. Тем не менее, машина прошла ряд испытаний и доработок. В ходе приемки межведомственной комиссией образцов 3-й серии военные предложили поехать на Памир и в Среднюю Азию. На Памире самая серьезная
часть — это Ош-Мургаб — заоблачная трасса. Добрались до г. Ош, там у нас была ночная стоянка, а на следующий день предстояла задача без остановки добраться до высшей точки, а там через самый высокий перевал Акбайтал — 4652 метра над уровнем моря. По пути еще преодолели два перевала, один из которых на высоте 2500 метров с серпантинами. В ходе подъемов и спусков мы обнаружили непонятные изменения в работе тормозов Дело в том, что на высоте действует высокое давление, и тормоза просто отказывали. Когда мы спустились в г. Ош, система тормозов по-прежнему работала. Здесь уместен пример с погружением и подъемом водолазов необходимо медленно погружаться и еще медленнее всплывать. Учитывая воздействие давления, были произведены доработки в системе тормозов И повторно произведены испытания в 1984 году.

— Валерий Иванович, и снова вопрос к вам: как же продвигалась работа дальше?

— В ходе испытаний 1983 года межведомственная комиссия рассмотрела результаты, и был написан длинный перечень из 120 замечаний. Надо было исправить и доработать конструкцию автомобиля.

Для того чтобы это сделать, в 1984 г. у нас тем коллективом, который работал над этой машиной (это были кузовщики, компоновщики и т д), была переработана документация, и в феврале-марте 85 г. было изготовлено 10 автомобилей и 3 кузова. И эти автомобили были подвергнуты повторной проверке в разных климатических зонах. 2 автомобиля остались в Тольятти, 2 попали в Бронницы, 2 — в Минск, 2 — в Кизыл-Арват (Туркмения) и 2 авто — в Читу. И везде мы их передавали в воинские части для реальной эксплуатации. Шла проверка возможностей этих автомобилей делать то, что положено, плавать, перевозить людей, использовать в разных армейских и обычных транспортных операциях.

Суровыми были испытания в Забайкалье. Машину испытывали зимой при температуре минус 50 градусов и летом при температуре плюс 30.

По окончании испытаний в конце 1985 года все автомобили вернули в Тольятти для анализа результатов. На этом этапе осталось менее 10 мелких замечаний, но у военных появились новые предложения по совершенствованию этих автомобилей. Тогда было изготовлено, уже с учетом дополнительных замечаний, еще 3 последних образца и было подписано решение, согласно которому машину рекомендовали к производству на ВАЗе.

С военными не судятся?!
Дальше случилось так, что заказчик оказался не способен профинансировать подготовку производства, которая нужна была на ВАЗе по организации изготовления деталей оригинальных кузовов, комплектующих и общей сборке автомобиля.

В 1986 г. мы еще надеялись, что производство автомобиля состоится. Но в 1987 году стало ясно, что военные просто тянут время и не собираются заниматься вопросами финансирования. Пришлось с ними встретиться и после того, как мы выяснили, что это так и есть, было подписано решение о том, что работа заводом выполнена.

На конструкторскую работу по созданию модели «ВАЗ-2122» к тому времени было потрачено 3500000 тогдашних рублей. Оплаты со стороны заказчика не последовало. ВАЗ подавал в суд на военных, но потом руководство завода решило, что дешевле будет простить, чем судиться.

— Валерий Иванович, вы говорили о специальных опросах в воинских частях о необходимости плава командирского джипа. Нужна ли эта машина армии сегодня?

— Нужна по-прежнему. Но армия сегодня находится в таком состоянии, что за новые разработки платить она не может, поэтому ничего не заказывает «Нивы» не берет и «УАЗы» берет меньше в 10 раз.

— А где сейчас находятся образцы командирских джипов?

— Из числа последних трех автомобилей на 1987 год одна находится в Каунасе в музее транспортной техники, вторую передали в Бронницы, где автомобиль долго использовался для парадов, а затем передали Рязанскому автомобильному высшему училищу. Третий автомобиль — мой. Сначала он попал на полигон, потом его бросили. Простоял 9 месяцев под снегом на заводе, и приказом Каданникова мне разрешили его купить, привел его в порядок.

— А сейчас на ходу?

— Да, он находится в моем гараже. Я езжу на нем на дачу, конечно, стараюсь беречь, ведь в этом автомобиле столько труда, столько памяти о многих людях, о девяти годах жизни.

Кира Войтович,
«Million»

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вы пойдете на выборы 9 сентября?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: