Ирина Макиева: «Тольятти очень повезло, что проект технопарка все-таки состоялся»

06 марта 2012 08:44
 11041

Ирина Макиева – глава рабочей группы по модернизации моногородов при правительственной комиссии по экономическому развитию и интеграции, зампред Внешэкономбанка, а еще очень занятая дама. «ПН» пытался встретиться с ней несколько раз, но наши графики посещения Москвы совпадали с ее многочисленными поездками по стране. Так было бы и на этот раз, если бы Ирина Владимировна любезно не согласилась побеседовать прямо в аэропорту Шереметьево перед ее вылетом в Красноярск в 12 часов ночи. Мы встретились в вип-зале терминала D и проговорили полтора часа. Разговор получился интересным, а вот вип-зал нам не понравился.

Мы ждали от Тольятти инвестиционных проектов, и, когда их не дождались, было принято волевое решение о создании технопарка, для того чтобы талантливая молодежь не уезжала из города.

 

Беспрецедентные меры

– Ирина Владимировна, Тольятти по-прежнему моногород?

– Пока да. Как вы помните, 2009 год – это было сложное время, когда в достаточно крупных городах (это и Тольятти, и Набережные Челны, и Пикалево) проблемы градообразующих предприятий коснулись практически каждого второго жителя. Тольятти едва ли не самый яркий пример. Соответственно правительство было вынуждено принимать решения по быстрой поддержке вашего города. Она выражалась как в поддержке градообразующего предприятия, так и ряда других проектов, которые с ним не связаны. Считаю, что по АВТОВАЗу все получилось. Впрочем, вы же сами, наверное, помните, сколько времени руководители правительства проводили на территории завода.

– Вы про визиты премьера?

– Помимо таких явных мер поддержки, был еще принят ряд решений, которые, может быть, не были столь публичны. Вообще хочу сказать, что АВТОВАЗу были оказаны беспрецедентные меры поддержки. Ни один город не получал таких преференций, как Тольятти.

Основная задача нашей программы по развитию моногородов заключалась в том, чтобы создать новые предприятия, которые не связаны с градообразующим. Была создана группа из 20 человек, которую я возглавляю, в нее вошли заместители ключевых федеральных министерств, вице-президенты крупнейших банков, представители миграционной службы, профсоюзов, предпринимательского сообщества, то есть абсолютно разные люди, чтобы коллегиально, быстро и эффективно принимать решения. Впервые это было сделано не на площадке федерального органа власти, а был выбран Внешэкономбанк.

В чем был смысл? Нужно было найти новые проекты, быстро их «запустить», помочь «удешевить» такие проекты, создать новые рабочие места. Со стороны федерального бюджета были выделены деньги на создание инфраструктуры в целях реализации этих проектов, дополнительно «найдены» деньги на ремонт домов и развитие малого и среднего бизнеса. С другой стороны,  банк как кредитный институт готов был «подставлять плечо» проектам, стоимостью свыше двух миллиардов рублей. Рабочей группой тогда было принято решение о создании парка высоких технологий «Жигулевская долина». И вот его первый корпус будет сдан летом 2012 года, а первые резиденты зайдут к осени.

– А почему вы решили двигаться именно в этом направлении?

– Сначала мы пытались найти проекты, которые можно запустить быстро, чтобы в случае возникновения проблем на АВТОВАЗе люди могли быть приняты на вновь созданные рабочие места. Однако в Тольятти, по сравнению с некоторыми другими городами, ситуация была оперативно и достаточно успешно решена, поэтому срочность решений отпала. Таким образом, наша задача заключалась в том, чтобы найти проект не только емкий, но и перспективный. Само собой, проще построить модульную конструкцию, в течение двух-трех месяцев завести туда новые рабочие места – и вот все запустилось. «Жигулевская долина» – это долгосрочный наукоемкий проект, который требует много сил, работы, привлечения специалистов очень высокого уровня, но и отдача от него заметно больше. Я имею в виду создание высококачественных рабочих мест, которые в дальнейшем могут придать Тольятти новый облик. Это рабочие места для молодых, перспективных, очень умных, амбициозных, талантливых молодых людей. Технопарк позволяет решить этот вопрос, мы возлагаем на него очень большие надежды.

– Насколько мне известно, перед принятием каких-либо решений вы составляли комплексный инвестиционный план развития Тольятти. Кто занимался этим вопросом от нашего города?

– От Тольятти приезжал и защищал план Вадим Кирпичников. Он у нас буквально дневал и ночевал.

– Вы остались довольны его работой?

– Да. При этом мы все-таки ожидали, что от Тольятти придет более интересный перечень проектов, которые можно было бы реализовывать, финансировать, поддерживать.

– Вы знаете, мы очень много писали о безынициативности нашего мэра Анатолия Пушкова. Получается, идеи исходили от вас?

– Инициативы действительно не хватало. Помню, нам предлагался проект православного университета. Это хорошо, но не прерогатива правительства поддерживать такой проект. Мы ждали инвестиционных проектов, и, когда их не дождались, было принято волевое решение о создании технопарка, для того чтобы талантливая молодежь не уезжала.

 

 Технопарк – наше все

Между тем в Тольятти инициативы правительства активно критикуются.

– Почему?

– В первую очередь, от незнания и неправильной информационной политики. Многие путают технопарк с особой экономической зоной, которая все еще ощутимо буксует. Так, компания Pirelli то планирует в нее зайти, то передумывает. Со стороны это выглядит несколько смешно.

– Да, необходимо разделить эти два вопроса. Я могу комментировать ситуацию, как руководитель рабочей группы по модернизации моногородов. Наш проект – это технопарк «Жигулевская долина». И вот к работе по его созданию у меня нет нареканий, хотя изначальные темпы строительства и были снижены.

– Давайте еще раз сделаем на этом акцент для лучшего понимания аудиторией сути. ОЭЗ и технопарк – это разные проекты?

– Именно так. ОЭЗ – это территория с особым статусом: как юридическим, так и экономическим. При этом предпочтение отдается резидентам, производящим продукцию в приоритетных отраслях.  Технопарки же – это территория интеграции науки, образования и производства, это место, где производится инновационный продукт.

– Про инновационный продукт. Я занимаюсь не только изданием газеты «Понедельник». Еще в 2004 году мы с партнером создали анимационную студию «Антимульт» и делаем вполне себе инновационный продукт – флэш-анимацию. В чем мотив нашей компании зайти в технопарк?

– Тут необходимо объяснить, что было прототипом для создания «Жигулевской долины». Несколько лет назад в Казани был построен технопарк. Взяли две казармы, отремонтировали их, между ними построили соединительный элемент. В это здание были приглашены так называемые «суперумные» ребята – программисты, дизайнеры, маркетологи. Им была предоставлена возможность работать не с девяти до шести, а в любое время, когда у них есть вдохновение и желание. Их обеспечили техникой и новейшим программным обеспечением. И это сработало!

Я полагаю, что ровно то же самое у нас должно получиться на территории тольяттинского технопарка. Помимо этого люди будут обеспечены возможностью общения друг с другом, а это важное условия для развития, для появления новых идей.

– Да, горизонтальные связи действительно важны. А когда технопарк все-таки запустится?

– Уже довольно скоро. Сейчас идет стадия подбора резидентов, определяется, кого из них можно было бы пригласить. Подписываются протоколы о намерениях и соглашения. Первые резиденты должны зайти в технопарк уже осенью.

– В технопарке будут представлены только местные резиденты или откроют свои представительства, грубо говоря, Касперский и Мэйл.ру?

– Да, это важный вопрос. Само собой, нельзя замыкаться внутри границ города. «Жигулевская долина» – это как раз такая площадка, которая предполагает, что придут яркие и известные компании. Мне сложно прогнозировать, сколько будет местных, а сколько привлеченных, это задача людей, которые занимаются привлечением резидентов. В любом случае нужно пытаться привлечь самых лучших, чтобы компании Тольятти, которые захотели бы стать резидентами технопарка, не только реализовывали свои идеи, но и, используя горизонтально-вертикальные связи, общались бы с теми людьми и компаниями, которые уже добились успеха.

– Вы ведь понимаете, что если зайдет подразделение «Яндекса», то они могут сказать своим сотрудникам, которые родом из Тольятти: «Парни, езжайте домой, мы вам будем платить московскую зарплату, но вы будете работать на родине». А их зарплаты – это хорошая подпитка для местной экономики. Опять же сидеть рядом с «Яндексом» — это очень любопытно.

– Ну, сидеть рядом с ними — это ведь не ваша самоцель? Вам нужно брать у них лучшие идеи. Как я уже говорила, цель технопарка – в одном месте собрать людей, которые на одной волне.

 Деньги будут

– По итогам выборов в Госдуму Тольятти показал наихудшие результаты по России для партии власти. Это не очень широко анонсировалось, но КПРФ уверенно переиграла «Единую Россию». В связи с этим появились домыслы: вот теперь денег не дадут или а вот теперь дадут больше. Это все абсурд?

– Абсолютно. Нет никакой зависимости от процентных раскладов по итогам выборов и поступлений в отдельные регионы. Когда происходит распределение средств, допустим, Минфином, то там в первую очередь учитывается бюджетная обеспеченность региона. Смотрят на то, является этот регион донором или не является. Есть проекты, которые напрямую связаны с выполнением федеральных программ. Тольятти очень повезло, что проект технопарка все-таки состоялся, и он был включен в федеральную программу по развитию технопарков.

– Вы много говорите о технопарке. Вы действительно придаете ему большое значение?

– Да, я считаю, что это проект будущего.

– Ну, уж извините за упрощение, то есть это будет некий аналог Кремниевой долины?

– Нет, не аналог Кремниевой, Титановой долин и не Сколково. Чем ценен каждый технопарк? Там не стандартный набор решений, а что-то индивидуальное, присущее именно этой территории. Мне бы хотелось, чтобы технопарк «Жигулевская долина» имел именно свою собственную индивидуальность. Вот много говорят о Сколково, было бы замечательно, если бы так же говорили о «Жигулевской долине». Чтобы представители других технопарков приезжали и смотрели: а что же там такого есть в Тольятти, чего нет у них.

– Я вас понял. Сейчас ситуация для страны благожелательная – растет стоимость нефти. Однако не исключена рецессия на рынке Европы, и, если она будет продолжительной, углеводороды опустятся. Соответственно случится дефицит госбюджета. Правительство в первую очередь будет затыкать социальные дырки вроде пенсий. Как в этом случае будет осуществляться финансирование проектов по моногородам?

– Если мы говорим о Тольятти, то те средства, которые были выделены на достройку технопарка, законсервированы не будут. Они есть в бюджете, они зафиксированы, и принято решение, что проекты, которые начаты, будут достроены.

– Деньги положили под подушку?

– Да. Возможно, будет отсрочка по новым проектам – такое может быть при неблагоприятном развитии ситуации. Но те проекты, в которые вложены ресурсы, не будут остановлены. Это предусмотрено федеральной программой, и сокращения финансирования по этим проектам не планируется.

– То есть вне зависимости от экономической ситуации все будет идти дальше?

– По Тольятти – да. По другим городам мне сложно говорить. Моногородов ведь более трехсот, и нет задачи поддержать их все.

 

Текст: Андрей Саймаков

 

 

 

Источник: Газета "Понедельник"

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вас устраивают итоги выборов в Думу Тольятти?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: