На суде по делу ТОАЗа рассказали о надежном швейцарском партнере предприятия

17 января 15:08
 308

В новом году в Комсомольском районном суде Тольятти продолжается слушание уголовного дела, по которому в качестве обвиняемых проходят экс-руководители предприятия «Тольяттиазот» и руководители швейцарской компании «Нитрохем Дистрибьюшн».

16 января суд допросил четырех условных свидетелей обвинения. Условных, потому что таковыми они числятся лишь в деле, а по факту, как и почти все, поголовно дают показания, которые не подтверждают позицию обвинения, а наоборот ее опровергают. Первой в этот день была допрошена бывшая начальник бюро экспортных поставок «ТОАЗа» Альбина Шарипова. Она рассказала, что решения о ценах и объемах поставок для ежемесячных соглашений с «Нитрохем Дистрибюшн» утверждалась на ТОАЗе коллегиально, согласовываясь со специалистами нескольких подразделений предприятия. В том числе юридической службой, бухгалтерией, финансовым отделом. На глазах Шариповой шел обычный переговорный процесс между тольяттинским и швейцарским предприятиями: каждая сторона предлагала свою цену. ТОАЗ ориентировался на данные специализированных журналов, в том числе прогнозы — поскольку цена определялась на следующий месяц, а ситуация на рынке минеральных удобрений была подвержена колебаниям. В результате переговоров, приводя свои аргументы, стороны договаривались об окончательной цене.

Показания Шариповой, судя по всему, слишком сильно разошлись с картиной, которую стремилось показать следствие. По-крайней мере на этапе предварительного расследования свидетель была допрошена трижды, но один из протоколов допроса просто исчез из дела. Об этом заявил адвокат «ТОАЗа» Денис Симачев, отметив, что это уже третий такой случай в данном деле. Аналогичные ситуации с необъяснимыми удалениями из материалов уголовного дела были уже зафиксированы с протоколами допросов свидетелей Игнатьевой и Корушева.

Схожие с Шариповой показания дала в этот день бывший главный бухгалтер «ТОАЗа» Людмила Милосердова. По ее словам, каждая служба, участвовавшая в утверждении цены на продукцию, не только ориентировалась на существующие цены на продукцию на соответствующем рынке, но и соотносила ее со своей профильной деятельностью. К примеру, бухгалтерия следила за тем, чтобы цена была не ниже расходов предприятия на выпуск продукции, и это условие всегда исполнялось. Милосердова рассказала, что начальное предложение по цене на продукцию направлялось по максимальному значению, исходя из данных по специализированным журналам. При этом цена принималась единой для всех покупателей продукции «ТОАЗа» по способу поставки продукции, а не только для «Нитрохем Дистрибюшн». Затем уже в результате переговоров цена могла корректироваться.

Свидетель рассказала и про уникальные особенности «Тольяттиазот». Прежде всего это производство рекордных для России объемов аммиака с ограниченными возможностями хранения (в среднем не более полумесячной нормы выработки), зависимость от аммиакапровода, жесткие квоты, устанавливаемые украинской стороной на транспортировку аммиака через аммиакопровод. Если говорить упрощенно, то в случае недозагрузки аммиакопровода Украина вводила ограничение на поставку аммиака, что для ТОАЗа означало большие финансовые потери. Эти факторы влияли на установление тольяттинским предприятием цен на свою продукцию, перед предприятием всегда стояла задача реализовать максимально большие партии аммиака в максимально сжатые сроки. А для этого нужен крупный и надежный партнер, такой как «Нитрохем Дистрибюшн», который на протяжении многих лет закупал у «ТОАЗа» основную часть продукции, притом по предоплате.

Суд задал вопросы о надежности «Нитрохем Дитрибюшн» с отсылкой на отчетность, в которых по итогам нескольких лет содержались данные о долгах этого предприятия перед «ТОАЗом» на 2 млн долларов и на 8 млн долларов. Милосердова пояснила, что это текущие задолженности, которые относились к обычным рабочим моментам, относящиеся к переходному периоду на следующий год. Они могли возникнуть, например, в силу договоренности сторон о дополнительной поставке продукции в указанном месяце сверх того объёма, о котором уже стороны договорились ранее, а также в связи с курсовой разницей. Но это все было рабочими моментами, свойственными для любого предприятия и происходило с любым контрагентом. При этом имевшаяся задолженность перед «Тольяттиазот» погашалась всегда в течении следующего месяца. На фоне того, что «Нитрохем Дистрибюшн» ежемесячно перечислял «ТОАЗу» за продукцию не менее 70-80 млн долларов, что составляло почти миллиард долларов в год, такие моменты были действительно незначительны.

В тот же день также были допрошены бывший экономист по экспортным поставкам ТОАЗа Татьяна Яковлева и экономист по экспорту ТОАЗа Надежда Истратова. Показания обеих согласовались с прежними допрошенными свидетелями и ничего существенного к ним не добавили.

Все четверо свидетелей уверенно подтвердили в суде, что так называемое «долгосрочное соглашение» между «Тольяттиазот» и «Нитрохем» на заводе отсутствовало, им на глаза никогда не попадалось, они с указанным соглашением не работали и не руководствовались при процессе продаж продукции предприятия в адрес «Нитрохема».

Источник: Площадь Свободы

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Другие новости
Комментарии
Мнения

Вы поддерживаете переход на четырехдневную рабочую неделю?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: