Сошли с конвейера

06 августа 2007 16:10
 20773


Это связано с тем, считают журналисты, что когда в конце 2005 года представители ФГУП «Рособоронэкспорта» пришли к управлению АВТОВАЗом, многие заводчане связывали с этим событием свои надежды на лучшее будущее. Прежнее руководство уже давно потеряло авторитет, оказавшись уличенными в контактах с преступным миром, заработав миллионы долларов на участии в посреднических фирмах, во множестве присосавшихся к ВАЗу, запятнав себя причастностью к ряду скандальных сделок, в результате которых завод потерял колоссальные средства. Но очень скоро вазовцам пришлось снять розовые очки: оказалось, что вороватость прежнего руководства с лихвой компенсируется некомпетентностью нового. Вопиющие ошибки в маркетинговой политике привели к самому жесткому в истории завода сбытовому кризису. Руководство АВТОВАЗа вопреки настойчивым советам автодилеров и специалистов по авторынку так подняло цены на вазовскую продукцию, что «Лады» перестали продаваться. По разным данным, к весне нынешнего года на товарных площадках автодилеров скопилось от 100 до140 тысяч автомобилей, которые не могли дождаться своего покупателя. Для сравнения: в месяц завод производит около 60 тысяч автомашин.
Уже в ноябре, когда стали ясны масштабы катастрофы, случившейся с вазовским сбытом, на заводе всерьез начали обсуждать возможность остановки главного конвейера. Дилеры, чьи товарные площадки были забиты гниющими под снегом и дождем автомобилями, отказывались покупать у завода новые партии машин, и вскоре завод начал ощущать недостаток финансов. К весне работники завода обнаружили, что их зарплата стала снижаться. Сбытовой кризис разрушил сложившуюся систему оплаты труда на АВТОВАЗе. За последние годы численность рабочих на заводе сократилась, а тарифные ставки хронически отставали от роста цен на потребительские товары. Правда, значительная часть работников завода все еще неплохо получала, подрабатывая во внеурочное время. Но весной из-за сбытового кризиса завод начал выпускать все меньше автомобилей, и возможность подрабатывать уменьшилась. Пятипроцентное увеличение зарплаты в марте не спасло ситуацию. Руководство завода по-прежнему успокаивало себя тем, что официальная средняя зарплата на ВАЗе 14770 рублей, и продолжало считать, что она «выше, чем в среднем по отрасли». Средняя заработная плата на ВАЗе рассчитывается путем деления суммы фонда заработной платы на количество работающих. Но кто-то зарабатывает в месяц сто тысяч, а кто-то – три, в итоге и получается «выше, чем в среднем по отрасли». И никто не проверил, сколько реально получает рабочий на конвейере, хватает ли ему на жизнь после оплаты детского садика, коммунальных платежей и так далее. Заводчане стали понимать, что московское руководство мало отличается от прежнего в плане заботы о них, простых смертных. Но новые вазовские боссы как-то пропустили этот поворот в общественном мнении и полагали, что все еще пользуются на заводе репутацией спасителей от распоясавшейся мафии. Раздражение заводчан увеличивали и роскошные кортежи из дорогих иномарок, на которых передвигается все новое руководство завода. Команда Каданникова была в этом плане скромнее, предпочитая «Лексусам» и «Лэнд Крузерам» «Лады-Премьеры», переделанные специальные для перевозки вип-персон. По заводу ползли слухи об огромных доходах московского руководства, персональных самолетах, дорогих банкетах и так далее.
В июне АВТОВАЗ официально объявил о сокращении программы выпуска автомобилей на 2007 год из-за разразившегося кризиса сбыта, и в этом же месяце менеджеры среднего звена получили указание не выводить персонал на работу во внеурочное время за двойную оплату. Получив расчетки в июле, многие заводчане поняли, что с таким жалованием до осени они могут и не протянуть. В адрес руководства полетели гневные обращения с требованиями поднять зарплату.
С самого начала конфликта руководство АВТОВАЗа выглядело неподготовленным к такому повороту событий. В заводских верхах либо не осознавали всю степень опасности, либо были склонны видеть в происходящем происки неких внешних врагов, главным образом, из числа политиков. Именно политикой они хотят объяснить произошедшее. Ведь не станет же администрация посыпать голову пеплом из-за своих очевидных и грубых ошибок?
Политики же на самом деле было всего на йоту. А именно – в требовании рабочих повысить зарплату до 25 тысяч рублей. Именно эта цифра фигурировала на последних выборах в областную думу в предвыборной агитации «Единой России», обещавшей повысить доходы рабочих. Как говорят, автор этого обещания – тогдашний помощник Владимира Артякова и руководитель тольяттинского штаба «ЕР» Максим Григорьев. Сама «Единая Россия» предпочла не заметить конфликта вазовского руководства и рабочих. А когда одного из единороссов – и.о. первого вице-мэра Владимира Иванова журналисты спросили о его мнении по поводу ситуации на ВАЗе, он посоветовал рабочим «внимательно читать предвыборную агитацию»: мол, мы же не говорили, когда они будут получать означенные 25 тысяч рублей – через месяц, год или через 10 лет. Выборы окончены, ждите.
Исходя из версии о политической подоплеке и строились изначально все действия вазовского руководства. Вместо вице-президента Группы АВТОВАЗ по кадрам Виктора Баунова проблемой забастовщиков занимается другой вице-президент – по безопасности Иван Миронов. К делу быстро подключаются правоохранительные органы. В отделе милиции по ВАЗу заводят проверочный материал по поводу листовок с призывами к забастовке, распространенными на главном конвейере, а возможного автора одной из прокламаций Антона Вечкунина задерживают «за неповиновение сотрудникам милиции» и держат в камере трое суток. У двух других рабочих – активистов профсоюза «Единство» Александра Афанасьева и Александра Дзюбана изымают листовки, продержав их несколько часов в комнате для задержанных. При этом в действиях забастовщиков изначально прослеживается неорганизованность. Непонятно, сколько человек будет участвовать в забастовке, требования и сроки их выполнения рабочие выдвигают разные, в обращениях не обозначено, когда конкретно и до каких пор они готовы бастовать. Лишь позже Петр Золотарев, который так и не признал себя организатором забастовки, назвал дате – 1 августа. Из-за этого многие с самого начала не принимают предзабастовочную ситуацию всерьез. И ответа на свое обращение рабочие не получили до самой забастовки.
И все же забастовка состоялась. Решение о ее проведении было принято накануне, 31 июля, на собрании около шестисот рабочих цеха 45/2. Еще около сотни рабочих цеха Мотор-3 осадили в этот же день приемную председателя «зависимого» профсоюза Николая Карагина, скандируя: «Зарплату, зарплату!». Между лидером профсоюза и работниками состоялся разговор, который, в общем, ни к каким существенным результатам не привел.
Забастовка проходила слабо и неорганизованно. В 11.45 в среду несколько сотен рабочих вышли на улицу около второй вставки и начали митинг. К ним вышел директор СКП Валентин Шендяпин, который пытался уговорить их вернуться на свои рабочие места. В ответ послышались выкрики: «А сколько ты сам-то получаешь?» Огласить сумму своего заработка начальник отказался, и его диалог с рабочим классом был завершен. После этого толпа вазовцев перед вставкой постепенно начала рассасываться. Кто-то задремал в тенечке на газоне, кто-то пошел в буфет, кто-то – в курилку. Побастовав таким образом часов до трех, рабочие решили забастовку свернуть и вернулись на конвейер.
Даже такое невнятное выступление нескольких сотен смельчаков изрядно потрепало нервы администрации. Конвейер не остановился, но его скорость снизилась. И хотя пресс-служба завода твердила о том, что суточное задание выполнено, ей все же пришлось признать, что около 300 автомобилей сошло с конвейера недоукомплектованными. Между тем, по данным «ТО», ущерб от забастовки был несколько большим, чем признавалось официально. Как сообщил газете один из менеджеров завода, забастовка привела к тому, что завод собрал на 382 автомобиля меньше, чем планировалось. Еще около 400 осталось недоукомплектованными.
Если дальнейшие события пойдут по сценарию репрессивных мер, это будет означать, что заводское руководство так ничего и не поняло. Задавив репрессивными методами забастовочное движение, руководство только загонит болезнь внутрь. Рабочий, который работает из-под палки и не может прокормить семью на свою зарплату, никогда не будет собирать хорошие автомобили. Как тут не вспомнить случай, произошедший недавно на одной из екатеринбургских СТО. Автомеханики, разбирая коллектор неисправного автомобиля, нашли там пластмассовый контейнер от «киндер-сюрприза». В нем была записка: «Как платят, так и собираем».
Глас завода
Если бы руководство АВТОВАЗа умело слушать рабочих, все могло быть иначе
Алексей Янушкин, слесарь МСР цеха Мотор-3:
— Не только ветеранов не устраивает нынешний уровень зарплаты, но и нас – молодых. На зарплату в 4-5 тысяч одному прожить трудно, а у меня жена и ребенок. На что жить? Проживаем в общежитии, так как в поисках лучшей доли я приехал из Мордовии. Хочется строить квартиру, а на что? Руководство нас уверяет, что была прибавка на 2-3%, но это смешно! Цены в городе растут каждый год на 15-25%, и никто не спрашивает, на что нам покупать все необходимое?
А когда начинаем роптать, нас пугают – увольняйтесь. У рабочих терпение на пределе, терять нам почти нечего.
Евгения Филатова, слесарь цеха Мотор-3:
— Мне стыдно за наше руководство. Как им не совестно строить трехэтажные коттеджи, покупать детям дорогие иномарки, когда народ, создающий автомобили, еле сводит концы с концами! Я до своей однокомнатной квартиры полжизни шла. Если бы не родители, которые скинулись на квартиру, я бы ее на свою зарплату ни за что бы не купила. Медаль знаете как мне вручали?! Пришли, вот так бросили на стол: «Поздравляем». Я в ответ: «Спасибо». Еле слезы сдержала от обиды. К 40-летию завода кому –нибудь из рабочих дали премию? Нет. Зато между собой поделили по 40-50 тысяч рублей. Хоть кто-то из профкома спустился в цех и поздравил? Нет. Рабочие прежде всего этого ждали. Пренебрежение к нам во всем. Начальство пренебрежительно подчеркнуто: «Эй ты, иди сюда!» Поэтому мы стараемся к нему не обращаться. Когда 5 июля получили расчетки с такими мизерными суммами, подписали протокол собрания, под которым поставили свои подписи более 500 человек.
Александр Афанасьев, слесарь цеха 45-2 СКП:
— Мня потрясла одна картина, которую я видел своими глазами. Человек, фотография которого в прошлом году висела на доске почета среди 100 лучших работников предприятия, в цеховой столовой собирал хлеб себе на ужин домой. И это – представитель одной из рабочих династий, у него на заводе трудятся еще жена и двое детей. Если цвет заводского коллектива доведен до такого, что говорить об остальных! Такие примеры становятся буднями нашей заводской жизни. Людям не хватает зарплаты даже на питание, поэтому многие украдкой собирают в столовых куски.

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вас устраивают итоги выборов в Думу Тольятти?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: