Рожденная до революции

19 марта 2012 12:12
 9750

Когда свершилась Октябрьская революция, ей было пять лет. Когда началась Великая Отечественная война – 29 лет. А сегодня Фатиме Мустафьевне Александрович ровно сто! Она отмечает свой вековой юбилей в хорошем настроении, в кругу родных и друзей.

На юбилеях одно из самых распространенных пожеланий: «И дожить до ста лет!». Наверняка Фатиме Мустафьевне желали этого неоднократно. И вот они, сто лет! Все собравшиеся пожелали друг другу встретиться еще раз на стодесятилетнем юбилее именинницы и подняли бокалы красного вина за ее здоровье. Пригубила красненького и юбилярша. В такой день чуть-чуть можно.

Привела нас в дом к этой необыкновенной женщине Вера Назарук, председатель правления Совета женщин Автозаводского района. Фатима Мустафьевна рада всем гостям – и знакомым, и не знакомым. Она вообще очень улыбчивая, ласковая, добрая, с ней приятно общаться.

Живет наша героиня вместе со старшей дочерью Евой Константиновной и любимым зятем. На юбилей к ней приехал из Москвы внук Александр. Младшая дочь, Галина Константиновна (хоть и младшая, а тоже уже 76 годков. – Авт.), живет в Белоруссии и в поездку отправиться в силу проблем со здоровьем уже не решилась. У Фатимы Мустафьевны трое внуков, а правнуков и праправнуков не перечесть. По крайней мере, домашние несколько раз сбивались со счета.

Несмотря на возраст, Фатима Мустафьевна не жалуется на память. Вот глаза у нее не видят почти. Это беда. Как говорит дочь, операция по замене хрусталика прошла неудачно, и сейчас уже ничего не поделаешь. Поэтому она и на улицу последние три года не выходит. Просто боится двигаться, даже с палочкой. А так могла бы еще посидеть с бабушками на лавочке около подъезда и очень много интересного о своей жизни рассказать.

– Как вы жили, когда маленькой девочкой были? А когда революция пришла, помните?

– Помню, бабушка к нам приходила, она меня обнимала и по голове гладила. Она меня больше всех любила. А было нас семеро детей у родителей. Я самая младшая. Как жили? Сначала нормально жили. У нас было два гектара земли. Мы выращивали овощи и на рынке их продавали. Я помню, отец осенью отвозил помещику овощи и все такое, рассчитывался за землю, которой мы пользовались. Еды хватало, я ела хорошо. А потом что-то случилось и все у нас забрали. Лошадь забрали единственную. («Это была коллективизация, – подсказывает зять, – колхозы тогда образовывались».) Лошадей всех согнали в конюшню, заперли. А кормить их нечем было. И много лошадей тогда от голода погибли.

Детство, юность и более зрелые годы Фатимы Мустафьевны прошли в Белоруссии, под Минском. Она окончила пять классов, а потом курсы бухгалтеров. Всю жизнь бухгалтером и проработала. А на пенсии продавала газеты в киоске. Это когда вся дружная семья уже здесь, в Тольятти, жила.

– А как война началась?

– По радио передали: Киев бомбили, началась война. Мужа забрали с первых дней войны. Ему тридцать пять было. С тремя детьми я осталась. И мальчик младший в это время сильно болел. Он потом умер. С мужем прощались, когда он уходил на фронт, он Еву поцеловал, Галю тоже… детей очень любил. А у меня все глаза слезами были залиты, я и не видела ничего. В войну тяжело было очень, вы что… Я ходила зарабатывала, то полы мыла, делала, что просили. Детей-то надо было кормить. Немцы у нас были. Страшно!

Жили муж с женой до войны душа в душу. Оба они из бедных семей были. Глава семейства все умел делать, работящий был. Всю войну его ждала Фатима Мустафьевна. И потом, когда получила извещение о том, что он пропал без вести, тоже ждала. И надеялась очень долго, что он вернется. Замуж не выходила больше. Так вдовствует и по сей день.

Много всего в такой длинной жизни, конечно же, было. Всего не расскажешь. Но в чем же секрет долголетия? В роду, говорят дети Фатимы Александрович, долгожителей не было. Жизнь была тяжелая, вся в трудах да заботах. Питались как? Да что по карману, то и ели. Когда в Алма-Ате жили (был такой период в жизни семьи), ели по-восточному пищу жирную. А сейчас стараются придерживаться диеты полегче, без жира. Так что не в какой-то особой еде дело. А в чем? Может быть, в вере? Да, Фатима Мустафьевна мусульманка. Коран читает, молится. Но в мечеть не ходила и не ходит. В советские годы религиозность не в чести была, поэтому верить люди научились в душе.

Но вот что замечаешь сразу же, с первых минут общения с этой удивительной женщиной. От нее как бы свет исходит, тепло. Она мягкая такая, душой нежная. Может, поэтому и не поранилась об острые житейские углы. Все пережила: революцию, гражданскую, сталинизм и брежневский застой, распад СССР, дикий капитализм. И так же ласково смотрит на этот мир с его нанотехнологиями и прочими чудесами.

Дай вам бог, Фатима Мустафьевна, подольше согревать душевным теплом наш город, здравия и благополучия!

 

Текст: Ирина Хавронич

Источник: Городские ведомости

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вас устраивают итоги выборов в Думу Тольятти?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: