Виталий Гройсман: Я же не могу сказать больному: извините, но у меня нет денег вас лечить!

14 июня 2012 15:03
 10760

Встретиться с заслуженным врачом Российской Федерации, руководителем первой горбольницы Виталием Гройсманом мы решили не случайно, ведь впереди праздник — День медицинского работника, и очень хочется узнать мнение столь авторитетного специалиста о состоянии тольяттинского здравоохранения. Сказав, что медицина у нас на приличном уровне, и поблагодарив федеральные власти за программу модернизации (по ней Тольятти выделили два миллиарда рублей на ремонт и закупку нового оборудования), наш собеседник перешел к главной проблеме — нехватке денег, выплачиваемых медикам за больного по полису обязательного медицинского страхования (ОМС).

— В законе написано очень интересно: мы обязаны оказывать экстренную помощь, а плановую имеем право ставить в очередь до полгода, — пояснил Виталий Александрович. — Мы этого не делали, старались как-то выкручиваться, но сейчас, наверное, все-таки придется. Я не могу обвинить в этой ситуации областное или городское руководство, поскольку недостаточно средств, выделяемых из федерального фонда ОМС. Цены на медикаменты и прочие составляющие постоянно повышаются, и в итоге за каждого больного нам выплачивают по ОМС лишь 40-50 процентов от необходимых затрат на его лечение.

— Как, на ваш взгляд, можно решить эту проблему?
— Мое мнение таково. Проблема останется до тех пор, пока не решат вопрос о том, что, отдавая в федеральный бюджет определенную сумму (ну, например, 230 миллиардов), все остальные деньги Самарская область может оставить себе. Сейчас же получается так, что все налоговые сборы уходят в Москву, нам оставляют какой-то процент, а мы (и в частности, губернатор) затем вынуждены ездить туда и выпрашивать деньги на самое необходимое. То есть, на мой взгляд, во всем виноваты федералы.

— Вы сказали, что ОМС покрывает 40-50 процентов лечебного процесса. А где брать оставшиеся средства?
— Нигде. Вариантов два. Или качественно, но платно, или… Ну, вы понимаете. Страдают от этого, конечно же, больные, но винить медиков не стоит. Мы здесь ни при чем. К сожалению, большинство депутатов Госдумы, принимающих федеральные законы, никогда не работали, так сказать, внизу. Туда же выдвигаются в основном политики, которые не понимают, что без этих денег я не могу сделать то, что обязан.

— Вы подчеркнули, что корень проблемы в Москве. А на региональном уровне все ли делается для развития здравоохранения?
— Делают, что могут. Ну, они добавили миллиард к федеральным средствам и выделили Тольятти деньги на модернизацию. Как я могу им после этого предъявлять претензии? Кстати, новый губернатор сразу обратил внимание на нехватку средств. Он, видимо, человек грамотный и знает, сколько денег должно быть на душу населения в областном бюджете. Думаю, поедет к Путину и будет что-то просить дополнительно.

— А сколько нужно денег, если, конечно, это не страшная тайна?
— Я вам скажу. По закону — 1440 рублей на человека, а у нас, если не ошибаюсь, 785 — 900 рублей.

— Что ждет тольяттинцев, если ситуация не изменится? Увеличатся очереди на операции или станет больше платных услуг?
— Очереди на операции увеличиваться не будут, поскольку это экстренное оказание помощи. А вот платных услуг, на мой взгляд, действительно станет больше.

— Есть ли услуги, которые нельзя делать платными?
— Если мы все сделали по ОМС, то остальные услуги я могу делать платными. Вот, к примеру, согласно новому закону мы сейчас лечим больного только по одному, основному заболеванию — по которому он к нам поступил. То есть сопутствующее заболевание (если оно у человека есть) не в острой стадии мы по ОМС лечить не можем, только на платной основе. А человек, раз уж попал в больницу, хочет, чтобы сразу все вылечили, у него появляется недовольство, если мы что-то не делаем. И как быть в этой ситуации? Я же не могу сказать больному: «Извините, но у меня нет денег вас лечить». И кому предъявлять претензии, я тоже не знаю.

— Предпосылки для изменения ситуации есть?
— Сейчас министром здравоохранения России, наконец, стала врач — Вероника Скворцова. Когда нами командовала экономист Татьяна Голикова, то все было, как говорил доктор Рошаль, некомпетентно. Достаточно сказать, что замов по социальной политике было восемь, а по здравоохранению — один. Дошло до того, что на узкого специалиста врач теперь должен учиться 15 лет.

— Вы серьезно?
— Вполне. За основу взяли американскую систему, против которой я, в общем-то, ничего не имею. Согласно ей после шести лет института и трех лет ординатуры можно быть врачом общей практики. Это правильно. Затем нужно отработать какое-то время и только после этого на три года идти учиться на узкого специалиста. Между тем раньше я мог послать врача на учебу, и через четыре-шесть месяцев он мог уже работать по этой специальности. Как будет теперь, я не знаю. У нас  укомплектованность менее 50 процентов.

— Если все время учиться, то на что жить?
— Правильно! Они забывают, что в Америке женятся в 32-35 лет, то есть они могут себе позволить столь длительное обучение. А у нас в 22-25 лет у человека уже семья, дети, и как он будет жить на стипендию в две-четыре тысячи, притом что по закону работать в это время не имеет права? Я очень надеюсь, что этот приказ Минздрава все-таки скоро отменят.

— Вы сказали о недостаточной укомплектованности. Кого больше всего не хватает?
— Медсестер. Вам известно, что многие из них в итоге становятся проститутками?

— Ну, это мы еще в фильме «Интердевочка» видели…
— Мне одна такая красивая говорит: «Я понимаю, что это плохо, но у меня двое детей и мать. Мужа нет. Как я прокормлю семью на ваши четыре тысячи?» Получается, что она права, а я серьезно прибавить ей зарплату не имею права.

— Вообще все это печально и как-то не празднично. Но раз уже начали… Вот скажите, вправе ли больной требовать материнской заботы от медсестры с такой зарплатой? Иногда в ответ люди слышат: «И что, я за эти четыре тысячи за вами тут бегать должна?» Кто прав?
— Правы как медсестра, так и больной. Мы забываем о том, что сделать операцию — это всего лишь 50 процентов успеха, а оставшиеся — в том, чтобы потом выходить человека. И вот здесь как раз все зависит от персонала. Я своих медсестер уважаю, хотя двух все же пришлось выгнать за грубость. Два-три сложных больных одновременно, и нервы у многих из них, к сожалению, не выдерживают.

— Вопрос о зарплате тоже в сторону Москвы?
— Только туда. У врача оклад 5900 рублей, у медсестры — 4300. Чтобы что-то заработать, медработник должен буквально жить в больнице. Я могу вам привести еще такие цифры. Из 750 выпускников областного медицинского университета лишь 280 пришли работать по специальности в бюджетную медицину, а остальные сейчас торгуют медикаментами, оборудованием. Это беда всей страны, причем самое обидное, что многие из этих выпускников учились бесплатно, за счет наших с вами налогов. Так почему бы не обязать их после университета отработать года три по распределению?

— А что будет, если вам все-таки добавят недостающие деньги по ОМС?
— Тогда будет терпимо. Медсестра получит около 10 тысяч на ставку, врач — около 20. Так что, если работать на полторы ставки (плюс дежурства), получится около 30 тысяч. Для врача это уже нормально, жить можно.

— Ну а на пациентах-то это как отразится? Ведь люди, как и в любой другой сфере услуг, хотят три вещи: чтобы недорого (а лучше, если бесплатно), быстро и качественно…
— К нам это не подходит, тем более что слово «быстро» нужно применять в медицине с особой осторожностью. Да нам и страховщики не дадут такой возможности. Вот смотрите, мы делаем лапароскопическую операцию современным методом, через три дня снимаем швы. А я должен держать больного еще неделю, потому что если выпишу через три дня, то страховая компания урежет мне 50 процентов тарифа. Есть и другой пример: при заболеваниях почек дается 10 дней, а нужно (и я в этом убежден) минимум 20-21. Но если я передержу человека в больнице, страховая опять же меня накажет, урежет тариф. Вот такие у нас законы.

— Давайте оставим финансовые вопросы и поговорим о других. Сменился руководитель департамента здравоохранения мэрии. Что можете сказать о бывшем главе Александре Изосимове, и о нынешнем — Татьяне Филипповой?
— О причинах отставки Изосимова я рассуждать не буду. Пришел новый мэр, и это его решение. Могу лишь сказать, что, когда он только пришел из главных врачей в департамент, у нас с ним были нормальные отношения. Потом стали ругаться, потому что он, на мой взгляд, неправильно распределял бюджет. Что касается Филипповой, то она работала гинекологом, защитила докторскую диссертацию. Сложно прогнозировать, как при ней будет развиваться тольяттинское здравоохранение, тем более что с 1 января мы полностью переходим на государственное обеспечение.

— На ваш взгляд, врач — это благодарная профессия? Я могу пояснить свой вопрос. В работе медика зачастую запоминается только плохое. Пример: на прошлой неделе в медгородке опять был скандал — умерла роженица с ребенком. И вряд ли городская общественность вспомнит, сколько жизней было спасено в этом самом родильном отделении. Многим запомнится лишь эта трагедия. Теперь повторю вопрос: благодарная ли профессия?
— Однозначно, благодарная. В том, что люди видят только плохое, я могу пожурить в первую очередь журналистов, а во вторую — тех людей, которые ниоткуда ничего хорошего не имели. В прошлом году у нас был такой случай: из Сызрани привезли роженицу с больными почками без сознания. Мы вызываем заместителя главного врача больницы № 5 по акушерству и гинекологии Наталью Хуторскую, она нам делает роды и буквально на руках увозит ребенка в роддом. За те два с половиной месяца, что выхаживали маму с малышом (а их в итоге удалось спасти), мы потратили 1,5 миллиона рублей, а получили в итоге 11 тысяч.

— Но ведь вы не могли поступить иначе.
— Не могли, и Бог с ними, с этими деньгами. Я просто отвечаю на ваш вопрос о том, благодарная ли профессия. Что касается трагедий, об одной из которых вы сейчас упомянули, то я уверен, что никогда нельзя винить только медицину. Да, ошибки есть, и чаще всего в поликлиниках. Почему это происходит? Потому, что врачу дают на больного пять минут. И как его винить, если все второпях? Тут даже самая грамотная может просмотреть. Да, я не буду спорить с тем, что некоторые из врачей потеряли человеческие чувства, но таких единицы. Люди говорят: «Да они бесплатно не пошевелятся!» А кто приучил врачей брать деньги? Государство, которое в 1991-92 годах вообще ничего не платило.

— То, что врачи берут деньги, так сказать, на карман, это еще одна проблема?
— Да, причем страшная. Раньше был благотворительный взнос, большая часть которого шла на зарплату, и я мог на 95 процентов гарантировать, что у нас врачи деньги пациентов в карман не клали, потому что львиную долю мы отдавали на зарплату и медикаменты. Сейчас, когда благвзнос отменили, деньги идут мимо кассы, и в результате от этого страдают санитарка, медсестра, дворник и другие.

— Так и не получилось у нас с вами праздничное интервью, хотя, наверное, это не страшно, тем более что острых вопросов накопилась масса. И все же, в заключение, что можете пожелать всем медработникам Тольятти?
— Прежде всего еще раз терпения. Не знаю, сколько еще должно пройти времени (3, 5 или 10 лет), но главное, что руководство страны понимает, что нельзя так «опускать» медицину. Хочу сказать всем медикам большое спасибо за их труд, а тех горожан, которые постоянно жалуются на здравоохранение, могу уверить, что 80 процентов работников — нормальные и все понимающие специалисты.
Мне трудно выделить некоторое количество врачей и медсестер, но, тем не менее, скажу: пусть все остальные будут похожи на таких врачей, как Андрей Панкратов, Ирина Оловянишникова, Елена Аблаева, Таисья Шикова, Нина Фатхуллина и многие другие, а медицинские сестры — на Нину Шелепину, Ольгу Санникову, Тамару Шагинян и также много, много других. Если я всех назову, то вашей газеты не хватит!

Еще раз спасибо всем! С праздником!

 

Беседовал Андрей Липов

А тем временем
Недавно Виталий Гройсман вернулся из Швейцарии, где получил весьма престижную награду. Возглавляемая им первая городская больница была признана лучшим предприятием года в своей отрасли, а сам Виталий Александрович — лучшим менеджером. О значимости конкурса свидетельствует тот факт, что награждались организации со всего мира, включая Африку и Австралию, а исследования проводили специалисты Оксфордского университета. Любопытно, что больница № 1 Тольятти стала единственной бюджетной организацией среди всех награжденных.

 

Источник: Вольный город

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вас устраивают итоги выборов в Думу Тольятти?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: