Андрей Макаревич воспел Петросяна и Сердючку

18 июня 2007 13:35
 12130

Чтобы увидеть своего любимца, выступающего вместе с «Оркестром креольского танго», 16 июня на поляну возле Мастрюковских озер съехалось около тысячи самарцев. На людях маэстро появился совсем по-пляжному: в пестрой рубашке поверх брюк и туфлях на босу ногу. Перед сценой Макаревич поменял верх на ослепительно-белую рубашку с черным галстуком. Правда, рубашку так и оставил навыпуск.
Места перед эстрадой на фестивальной поляне Валерия Грушина были заняты все. А народ всё прибывал, и, несмотря на дождь, перерастающий в ливень, упорно ждал начала концерта. Под шквал аплодисментов и шум дождя Андрей Макаревич подошел к микрофону, поприветствовал зрителей и сказал, что еще со времен «Машины времени» почти каждый его концерт на открытой площадке сопровождается осадками. «Нас надо в пустыни приглашать для орошения», — сделал он вывод.
«Оркестра креольского танго» собрал музыкантов из самых разных коллективов: из «Машины времени», «Квартала», «Папоротника», «Игорь Бойко Бэнда» и некоторых других. По словам Макаревича, «это гениальные музыканты, они могут все: рок-н-ролл, этнику, авангард, традицию, все, что угодно». В этот день играли Александр Дятковский — труба, на контрабасе Сергей Хутос, ударные — Сергей Остроумов, скрипка — Александр Антонов, аккордеон — Александр Бакхаус.
Шикарный звук и драйвовое исполнение завели публику, было живое общение со всей поляной. Каждая песня была принята на ура. В свою очередь о зрителях Андрей Макаревич отозвался так: «Здесь все-таки собираются люди специфические, которые слово ценят несколько больше, чем обычные эстрадные слушатели».

В беседе с журналистами знаменитый рокер с иронией говорил об эстраде, и особенно зло — о телевидении. Когда Макаревича спросили, будет ли он появляться на ТВ, Андрей Вадимович сказал:

— Я ничего не хочу продолжать. Сейчас бодаюсь, чтобы мой «Подводный мир» вышел на DVD. На экранах он вряд ли появится. Всем выгоднее крутить фильмы Кусто 15-летней давности, за которые не надо платить, чем давать деньги на мои экспедиции. А программа «Смак» и моя роль всенародного повара мне за 12 лет надоели. Слава богу, что я нашел Ваню Урганта, он веселый артист… Новые проекты на ТВ вряд ли возможны: то, что хочу делать я, не будет рейтинговым. То есть не понравится никакому каналу. Там сейчас просто делают деньги.
Свое мнение о современной эстраде мэтр произнес, как выругался:
— Мне абсолютно плевать, что происходит на эстраде! Я слушаю музыку, которую я люблю.
— Для вас работа с «Оркестром креольского танго» нечто новое в вашей работе…

— Уже не новое, потому что это продолжается шестой год.

— Чем отличается от «Машины времени», к чему мы привыкли?

— Тем, что мы играем совершенно другую музыку, и эти музыканты гораздо менее ограничены в смысле музыкальных направлений. Они умеют все. Машина времени умеет немногое, зато очень хорошо. А эти умеют очень хорошо, зато все.
Музыку, которую мы играем, очень хорошо слушать в театральном зале при наличии живого рояля. Тогда это звучит более камерно, близко к тому, как это задумано.
— А мы услышим сегодня Макаревича как барда?

— А что такое бард? Это когда под гитару?

— Это когда… Ну, вы, наверно, сами понимаете…

— Нет, поэтому и спрашиваю. Я, например, могу отличить хорошую песню от плохой, субъективно, но тем не менее. Но для меня не принципиально – поет человек под гитару или он поет ее в сопровождении группы. А в 80-е годы для организаторов Грушинского фестиваля это было принципиально. Поэтому рок-н-ролл отсюда гнали поганой метлой, борясь за чистоту жанра. А жанр не в этом. Жанр в том, чтобы хорошие песни писать. Вот это будет бардовская песня.

— Что для вас значит выступление на месте Грушинского фестиваля?

— Для меня это первый опыт. Мне очень приятно, жалко, что с опозданием. Это могло быть лет двадцать назад.

— С «Машиной времени» вы здесь собираетесь появиться?

— Артисты во всем мире люди подчиненные, они приезжают туда, куда их приглашают. Мы можем собираться куда угодно. Но, если нас не позовут, оттого, что мы будем собираться, ничего не изменится.
— С кем вы дружите в Самаре?
— Так я вам и сказал. Это сугубо личный вопрос. Ну, например, здесь живет Игорь Ефремов, с которым мы полмира объездили, снимая подводный мир, он работал в качестве второго оператора, причем абсолютно бескорыстно и очень отважно. А у вас он, оказывается, большой бизнесмен, а я об этом не знал. Потому что под водой как в бане все равны. Здесь есть очень хороший дайверский клуб, куда я приезжаю на подводную охоту. Ну и масса всего другого…

— Вам легко работать с ребятами из «Оркестра», как вы «сыгрались»?

— Я их услышал в разных местах. Оркестр собрался по моей инициативе, и это удивительно удачно получилось. Работать с ними замечательно…

-Туристический отдых вам близок?

— Да я вообще забыл, когда в последний раз отдыхал… Все расписано на полгода вперед не по дням, а по часам.

— А вы в молодости, когда пели свои замечательные хиты, которые поют несколько поколений, вы именно такого хотели в своей жизни?

— Да я вообще не думал об этом. Мне просто нравилось, чем я занимаюсь.

— Как вы думаете, вам кто-то завидует, или вы кому-то завидуете?

— Я никому не завидую, а мне… меня это мало интересует. Обычно это за спиной происходит, поэтому… В глаза-то все друзья вроде. Не знаю, есть ли враги или завистники. Может есть.

— Вы готовите себе продолжение? Своему таланту…

— Вы как себе это представляете?

— Ученики, преемники…

— Так не бывает.

— Говорят, что у вас должна была встреча состояться с отцом Феоктистом. Состоялась?

— Первый раз слышу.

— А о продолжении Команды Кусто…

— Я не хочу никого продолжать!

— Вы появляйтесь почаще на экранах, а то у меня дети говорят, Макаревич это повар?

— А это, кому что ближе, кому что интересней, то каждый и выбирает для себя.

— С кем вам легко и вольготно общаться?

— В августе мы поедем на Амазонку вчетвером: Розенбаум, питерский художник Андрей Беликов – старый мой товарищ, еще мой школьный друг, который был первым барабанщиком «Машины времени» Юра Борзов.

— И без девушек (смех)

— (с иронией) С девушками, с шампанским, с дискотекой! Девушки там сдохнут.

— А если попытаться с вами вместе поехать. Как осуществить такой проект?

Макаревич показывает фигу и, вздохнув, говорит:

— Мы затем туда и едем, чтобы никого там не было.

— Одного возьмете? В качестве матроса?

— Нет

— В качестве кока?

— Нет. В качестве матросов у нас индейцы, в качестве кока – я. Все места заняты.

— Какими человеческими качествами нужно обладать, чтобы попасть в круг ваших друзей?

— Я же их не по качествам выбираю…

— А можно ваш взгляд на состояние современной эстрады, и как вы себя чувствуете в этой среде.

— Я не чувствую себя в какой-то среде. Я всю жизнь был сам по себе. И чувствую себя достаточно комфортно. Что происходит в эстраде, меня не очень интересует, честно говоря. Есть музыка, которая доставляет мне радость и удовольствие, я ее слушаю. Есть музыка, к которой я абсолютно безразличен, меня никто не заставляет ее слушать. Поэтому мне абсолютно наплевать, что происходит на эстраде, в этой среде.

— Свои хиты каждый раз заново исполнять тяжело?

— Человек, например, всю жизнь ходит в церковь и поет одну и ту же молитву. Ему не надоедает, как вы думаете?

— А вам не поступали предложения в политику пойти? И, может быть, для вас было бы соблазнительно о своей философии заявлять с высот…

— Я похож на сумасшедшего? Конечно, предложения поступали. В свое время Немцов, когда он был премьером недолго, хотел меня сделать министром культуры. Я сказал, Боря, ты с ума сошел.

— А вы летаете во снах?

— Я имею возможность под водой летать, абсолютно реально.

На выборах президента в 2008 году за кого бы проголосовали, идеальная кандидатура, на ваш взгляд?

— Уинстон Черчилль. Жаль, что умер…

Полюбившиеся хиты публика встречала криками:

— Андрей, мы тебя любим! Ты самый лучший!

Но особенно слушателей повеселила песенка про «Аншлаг», Петросяна и Сердючку. Расходясь после концерта, самарцы все еще вспоминали запомнившуюся фразу из текста:
«Если хочешь попасть в струю, надо просто заткнуть свою»…

«Рассмеши меня, Петросян»

Музыка и слова Андрея Макаревича

Рассмеши меня, Петросян, до соплей меня рассмеши.
Я хочу быть весел и пьян на помин мятежной души.
Мне наскучил неравный бой: плетью обуха не перебить.
Не хочу быть самим собой, я хочу, как все, в стае выть.

Разменяв серебро на медь, чтобы пение — так в полный роcт,
Стану с Веркой Сердючкой петь в окружении «Фабрики звезд».
Стану петь, что она поет, и кивать на простой народ:
Делать нечего, мол, иду у народа на поводу.

Если хочешь попасть в струю, надо просто заткнуть свою.
Оттого сообща пою, находясь в едином строю.
Что за прелесть — единый строй: встал на место, проснись и пой!
Обалдеть, какая моща получается сообща!

Сообща позаклеить рты тех, кто вздумали нас учить.
Сообща не любить жидов, олигархов в сортире мочить.
Сообща сообщать наверх, если где-то завелся враг.
И еще сообща молчать, если что-то, пардон, не так.
Сообща включить дурака, если что со страной не так.
И похлебывая пивко, с головою уйти в «Аншлаг».



Источник:РИА «Самара», «КП» в Самаре» 

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Мнения

Вас устраивают итоги выборов в Думу Тольятти?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: