Жертва саммита

14 июня 2007 12:29
 13158


3 мая при загадочных обстоятельствах погиб 69-летний Николай Сбитный, ветеран «Жилстроя», приехавший в Тольятти еще в 1969 году. Долгие годы Николай Николаевич работал бригадиром строителей, участвовал в строительстве Комсомольского и Автозаводского районов. За труд был награжден орденом «Знак почета», пять лет являлся депутатом Тольяттинского городского совета народных депутатов. Ушел на пенсию после инфаркта 15 лет назад и занялся предпринимательством. В последнее время владел несколькими цветочными павильонами, проживал с супругой Любовью Григорьевной в собственном доме в селе Валы на улице Красноармейской. Трагедия произошла, когда в Валы для поддержания порядка в рамках подготовки к саммиту Россия-Евросоюз прибыл сводный отряд милиционеров из города Орла. Впрочем, по утверждению родственников Сбитного, смерть Николая Николаевича является загадкой только для правоохранительных органов.
Его близкие уверены, что к смерти пенсионера причастны приезжие стражи порядка и представили веские, по их мнению, доказательства своих слов. В поисках истины они провели настоящее расследование, однако стражи порядка не видят в происшествии никакого криминала.
По данным родственников, роковой визит Сбитному нанесли следующие орловкие оперативники: сотрудник ОУР Железнодорожного РОВД Валерий Паршин, сотрудник ОУР Заводского РОВД Николай Кирюхин, работник ОУР Советского РОВД Роман Андрюшин и их коллега из ОУР Северного РОВД Андрей Бруев. 3 мая они искали в Валах дешевую водку и обратились с просьбой к первому попавшемуся человеку – хозяину дома №15 по улице Красноармейской Александру Нестерову. «В тот момент мы с братом сидели у дома на крыльце, — рассказал Нестеров. – Четверо незнакомых мужчин в гражданской одежде подошли к нам со стороны трассы М5. Один из них поинтересовался, у кого в селе можно купить водку по 30 рублей за бутылку. Я сказал, что только по сто могу найти. На что они ответили, что им по сто не нужно. Тогда, говорю, по тридцать сами ищите. Мужчины развернулись и пошли к дому Сбитного, хотя я не слышал, чтобы он водкой торговал. Меньше чем через пять минут я услышал, как сосед закричал: «Помогите!». Я сразу бросился на помощь. Возле дома увидел двух парней, которые только что у меня интересовались дешевой водкой. Когда я собрался войти в дом, один из них преградил мне путь рукой: «Если ты сейчас зайдешь, рядом ляжешь!» Я спорить не стал и ушел».
Супруга Сбитного Любовь Григорьевна является инвалидом второй группы и передвигается по дому только с помощью костылей. Когда в дверь позвонили, она лежала на кровати в своей комнате. «Я услышала, как мой муж громко разговаривает в кем-то, — рассказала Сбитная. – Сначала я подумала, что это соседи, поэтому не стала вставать. Но муж закричал: «Бабушка, помоги!» Я испугалась, взяла костыли и медленно пошла к выходу. В коридоре я увидела лежащего на спине мужа, который хрипел и задыхался. В этот момент входная дверь открылась, с улицы в прихожую вошел молодой парень. Я закричала: «Что вы с ним сделали?!», а он ответил: «Он сам упал». Тут вошел еще один мужчина. Я просила оказать Николаю первую помощь, на что они сказал, что не знают, как. Тогда я попросила вызвать скорую, но они отказались. Потом они остановили проезжавшую мимо машину и попросили водителя вызвать участкового. Участковый позвонил в скорую. Но Николай умер до приезда медиков».
Придя в себя, Любовь Григорьевна позвонили дочери Ирине Дворецкой. «Мать мне по мобильному позвонила и сказала, что папы больше нет, — вспоминает Ирина. – Эта новость меня шокировала. Я оставила все дела и поехала в Валы. Тело отца лежало на полу в коридоре в нескольких метрах от входной двери, у порога валялись его очки. На его футболке и рубашке в области грудной клетки просматривались грязные пятна, напоминающие следы от подошв обуви, пуговицы на рукавах рубашки были оторваны. Создавалось впечатление, что папа открыл кому-то дверь, а ему сначала пытались скрутить руки, потом ударили ногой в грудь.
Я думаю, что приехав в Валы, оперативники первым делом выяснили адреса состоятельных сельчан. Узнали, что мой отец – частный предприниматель и пришли, чтобы сорвать с него «бабки». А когда папа отказался платить, пришли в ярость и ударили его, что и вызвало сердечный приступ. Иначе, почему они не пустили в дом прибежавшего на помощь соседа? Они боялись, что отец мог сказать, зачем они пришли. Они и откачивать его не стали, чтобы он не сказал чего лишнего. Участкового они вызвали после того, как отец скончался».
По факту гибели Сбитного сельский участковый провел проверку, но не усмотрел в действиях иногородних коллег преступных деяний. С учетом заключения патологоанатома, что смерть пенсионера произошла в результате хронической ишемической болезни сердца, участковый вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Родственники погибшего не согласны с его выводами. «Мы не верим, что при виде милиционеров отец мог свалиться на пол и умереть, — говорит Ирина Дворецкая. – Да, он пережил инфаркт. Но у него не было вредных привычек, папа не курил и не пил. Соблюдал рекомендации врачей, чувствовал себя прекрасно, собирался жить долго и работать. Мы будем добиваться наказания орловских милиционеров и уже подали в прокуратуру Ставропольского района заявление».
Как сообщила помощник прокурора Ставропольского района Алена Спирина, занимающаяся проверкой по заявлению родственников Сбитного, решение по нему уже принято, но еще не утверждено ее руководством, так как и и.о.прокурора района Юрий Мингалев, и его зам Владимир Аникин на больничном. Как сложится далее разбирательство пока не ясно.

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вас устраивают итоги выборов в Думу Тольятти?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: