Карлос ГОН: «Расходы — это не главная проблема ВАЗа»

26 февраля 2008 11:42
 20298

— Как развиваются отношения Renault с ВАЗом в пред­дверии сделки по приобретению блок-пакета акций тольят­тинского завода? — Мы находимся в стадии процедуры due-diligence. Это проверка на месте того, что происходит. В настоящее время между менеджерами ВАЗа и Renault идет интенсивный об­мен мнениями по самым разным вопросам, касающимся платформ, шасси, двигателей, трансмиссии автомобилей, а также обмена опытом и лучшими практиками. Необходи­мо понять, что нужно сделать для того, чтобы Lada стала мощной маркой. Этот бренд сейчас занимает достаточно сильные позиции в России, но надо решить, как сделать так, чтобы он стал еще более мощным. Мы решаем вопрос, как подготовиться к периоду, который последует после проверки — как создать команду, которая будет руководить предп­риятием, сколько в нее войдет людей непосредственно из Renault Естественно, все это будет возможно при условии, что идущий сейчас процесс завершится успешно. Затем нужно будет подписать документ, касающийся дальней­ших планов ВАЗа. Это соглашение будет разрабатываться специалистами ВАЗа, а решения будут приниматься сове­том директоров предприятия. Со своей стороны Renault го­тов оказать техническую помощь, а также предоставить в распоряжение ВАЗа свои шасси-платформы и двигатели. У нас есть свои предложения, но тольяттинский завод должен сделать выбор самостоятельно, и окончательное решение будет оставаться за советом директоров ВАЗа Это вполне естественно, поскольку специалисты завода лучше знают ситуацию на рынке, больше знают о потребностях российс­ких клиентов, о проблемах, с которыми сталкивается завод. — Какую цену готов заплатить концерн Renault за блок-пакет ВАЗа? — Мы сейчас нахо­димся в процессе про­верки, цель которой -убедиться, что нет ника­ких подводных камней, что все на заводе и в це­лом в компании без проблем. Этот процесс еще не закончен, поэто­му мы не можем пока сказать, какой будет цена. Она будет определена по резуль­татам проверки и не останется секретной. Как только весь процесс будет завершен, мы фазу объявим о цене. Она бу­дет основываться на объективной оценке стоимости ком­пании. — Сейчас рыночная капитализация ВАЗа превышает $5 млн. На Ваш взгляд, это справедливая оценка предприятия? — Рыночная стоимость определяется не нами, а рынком. Акции стоят ровно столько, сколько они стоят, и я не могу никак комментировать их рыночную стоимость. Могу ска­зать, что мы уже договорились о цене с ВАЗом, и теперь эта цифра сохранится, если мы проведем проверку и не найдем никаких дополнительных проблем. Если бы я сегодня мог назвать цену, было бы непонятно, зачем тогда нужна про­верка. — Появятся ли представители компании Renault в совете директоров ВАЗа? Кто из топ-менеджеров концерна может в него войти? — Естественно, если мы покупаем 25% акций ВАЗа, то те­оретически мы должны получить и 25% мест в совете ди­ректоров. Сегодня совет состоит из 12 человек, четверть -это 3 человека, и Renault готовится к тому, что если согла­шение будет подписано, то будут назначены представители компании в совет директоров. Сейчас слишком рано гово­рить о том, кто именно это будет и какие функции наши топ-менеджеры будут выполнять. Как только соглашение будет подписано, мы сможем об этом объявить. — Есть ли вероятность, что сделка по приобретению па­кета ВАЗа не будет одобрена акционерами Renault? -Нет. — Как оценивают акционеры Renault предстоящую сдел­ку? Есть ли акционеры, которые относятся к ней негативно? — На совете директо­ров у нас была дискуссия по поводу покупки паке­та акций ВАЗа. Сегодня все понимают, какие возможности открыва­ются при покупке этого пакета, хотя многие так­же понимают, что все будет не очень просто. Тем не менее, сегодня совет директоров полностью поддер­живает решение о приобретении блок-пакета ВАЗа, и нет никаких проблем с тем, чтобы выделить средства на покуп­ку этих акций. Акционеры понимают, что чем мощнее бу­дет поддержка, тем более конкретными и быстрыми будут наши результаты. Это нормальная реакция промышлен­ных кругов. Но я лично могу сказать, что у меня нет сомне­ний по поводу того, что мы добьемся успеха. — Вы планируете прибегнуть к кредитованию, чтобы профинансировать эту сделку? — Знаете, у нас кредитные линии настолько большие, что они способны с лихвой покрыть сделку по приобретению акций ВАЗа, поэтому здесь нет никаких проблем. — Вы известны как достаточно жесткий руководитель. Приступив в реанимации компании Nissan, Вы ужесточили контроль над текущим использованием денежных средств, свели к минимуму инвестиционные затраты. Будете ли Вы проводить такую политику на ВАЗе? — В отличие от того, что происходило в компании Nissan, я не буду управлять ВАЗом. Здесь руководить заводом будут менеджеры ВАЗа. Мы хотим, чтобы г-н Алешин оставался в должности генерального директора. Вопрос заключается в том, чтобы помочь Борису Алешину понять, кто ему нужен для того, чтобы преобразовать ВАЗ в растущее и успешное российское автопредприятие. Поэтому здесь ситуация сов­сем другая, нежели была с Nissan. Когда я начал работать там, пришлось переехать в Японию, жить в стране и работать в компании. В России ситуация совершенно другая. Мы дове­ряем нынешнему руководству завода, но готовы усилить его команду менеджеров по требованиям наших российских коллег. Российский рынок растет и будет расти. Конечно, нужно бороться с расходами, но расходы — это не главная проблема, с которой сейчас сталкивается ВАЗ. Сегодня для предприятия самая насущная проблема — сделать хорошее изделие, сделать так, чтобы у завода были платформы, были моторы, шасси, трансмиссии. В этом мы готовы ему помочь. — Какие у Renault приоритеты: увеличить свою долю рынка в России или отвоевать утраченные Lada позиции в других странах? — Приоритеты у нас по обоим направлениям. — Видите ли Вы какие-нибудь проблемы в применении западных технологий на ВАЗе? — Я не знаю, сущест­вуют ли в действитель­ности западные стандар­ты, западная практика и методы. Я думаю, что есть некоторые общие принципы, происхожде­ние которых частично западное, частично вос­точное, частично рос­сийское. Но также суще­ствуют местные практи­ки и местные методы. Одна из наших задач — сделать так, чтобы на ВАЗе макси­мально применялись мировые практики, потому что заводу придется конкурировать с китайскими, японскими, немец­кими, американскими автомобильными производителями. Надо сделать так, чтобы на ВАЗе применялись лучшие прак­тики и методы. Причем делать это надо тем способом, кото­рый применим для той или иной страны. — Учитываете ли Вы те проблемы, с которыми столкну­лась в России компания Ford? — Все, что происходит в России и на российском рынке, нас интересует. Альянс Renault-Nissan занимает мощные позиции на российском авторынке, а если соглашение бу­дет подписано, наша доля здесь станет просто огромна, по­этому мы внимательно присматриваемся к тому, что про­исходит на автомобильном рынке России. Если стоит воп­рос о том, может ли ситуация на «Форде» повлиять на наш договор с ВАЗом, ответ — нет. — Как относятся в Renault к возможной покупке ВАЗом завода «ИжАвто»? Не планируете ли Вы использовать про­изводственные мощности этого завода? — Пока наше соглашение с ВАЗом не подписано, нас это не очень касается. Конечно, мы обмениваемся мнениями с тольяттинским автозаводом касательно возможных буду­щих событий. Но пока высказать свою точку зрения по по­воду возможности покупки «ИжАвто» мы не можем.

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Другие новости
Комментарии
Мнения

Вам нравятся новые скверы и зоны отдыха в Тольятти?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: