Милицейский пасьянс

24 октября 2007 13:49
 15133

В ближайшее время в 7 отделе УБОП при ГУВД Самарской области произойдут очередные кадровые перестановки. Пост начальника тольяттинского отдела по борьбе с оргпреступностью покинет Сергей Хмелёв, который возглавит 5 отдел УБОП при ГУВД по борьбе с коррупцией.

Роковое дело

По информации «МК в Тольятти», пост начальника тольяттинского УБОП займёт начальник 5 отдела Пронин, который занимается борьбой с коррупцией в органах власти при областном ГУВД. В свою очередь Сергей Хмелёв будет назначен на должность г-на Пронина. Фактически, двух силовиков просто поменяли местами. Однако если для самарца Пронина это повышение – шаг вверх по карьерной лестнице, то для Хмелёва – понижение. Но тот факт, что теперь уже экс-начальник тольяттинского УБОПа вообще остался работать в системе МВД, вызывает удивление. Ведь с приходом на должность начальника областного Главка Александра Реймера, большинство высокопоставленных силовиков в различных структурных подразделениях лишились своих должностей. Бизнесменами на «гражданке» стали и «коллеги» Хмелёва – Владимир Алексанов и Александр Харченко.

Скорую отставку Сергею Хмелёву пророчили ещё и в связи со скандалом, который разразился после задержания 39 членов организованного преступного сообщества, возглавляемого Сергеем Судаковым. На протяжении более десяти лет эта группировка занималась сбытом наркотиков на территории Тольятти.
Арестованный Павел Старостин, который был фактически заместителем главы ОПС, дал показания следственной группе Следственного департамента ФСНК России, в которых рассказал о коррупционных связях Судакова с представителями правоохранительных органов.
Эти показания были получены 13 сентября 2006 года, после чего были направлены для принятия решения в Самарскую областную прокуратуру. В свою очередь, прокуратура области передала материалы для принятия решения в Тольятти. Долгое время судьба показаний Старостина была неизвестна, и только в марте этого года прокуратурой Автозаводского района было возбуждено уголовное дело по статье «Превышение служебных полномочий» в отношении неустановленных лиц.

Откровения задержанного

Из показаний Павла Старостина:
«Примерно с 2001 года Судаков начинает тесно контактировать с адвокатом Лилией Цысельской, которая по телефонному звонку от Судакова осуществляла защиту участников организации. Первоначально оплата Цысельской строилась по факту, за каждый случай защиты ей платилось отдельно. Если ей удавалось решить вопрос положительно, то есть задержанный участник организации получал меньший срок лишения свободы, получал условный срок, то Судаков выплачивал ей премиальные. Получивший свободу участник становился должником и должен был отработать вложенные деньги. За каждый факт оказания юридической помощи Судаков платил Цысельской 30 тысяч рублей. Примерно в 2003 году он принял решение о том, чтобы платить Цысельской фиксированную заработную плату, которая составляла 50 тысяч рублей в месяц, даже если не было случаев задержания участников организации. Если же были задержания, то ей доплачивалось за каждый случай.

Также Цысельская решала вопросы по откупу от правоохранительных органов участников организации, она имеет связи в милиции. Максимальный размер взятки составлял 300 тысяч рублей. Происходило это следующим образом: о задержании участника докладывалось либо Судакову, либо мне, а также «старшему», чей человек задержан. После этого Судаков звонил Цысельской, она ехала в УВД и договаривалась о сумме выкупа, о чем сообщала Судакову, тот давал разрешение и говорил либо мне, либо старшему отвезти деньги Цысельской. После этого задержанного отпускали. Кроме того, у Цысельской были знакомые милиционеры в Автозаводском РУВД, из них я знаю Охотного Сергея. Бывали случаи, когда в месяц ей удавалось откупить до пяти человек участников организации.

После того как в городе стали говорить о том, что Цысельская является «судаковским» адвокатом, она перестала лично участвовать в возбужденных делах, за неё делала её коллега адвокат Симонова Инна, которая официально участвовала в делах, а решала всё Цысельская. Судаков постоянно консультировался с ней, по какой схеме сбывать героин; она объясняла ему, как сбывать героин, чтобы не быть привлечённым к уголовной ответственности или усложнить процесс доказывания по делам. После таких разговоров Судаков доводил до нас нововведения, такие как передавать героин из рук в руки, не брать за героин деньги от барыг, использовать специальные тайники, быть осторожнее в разговорах, использовать замаскированные и кодовые слова. Мне также приходилось звонить Цысельской и просить оказать юридическую помощь задержанным участникам сообщества».
Кроме того, по словам Старостина, Судаков и сам имел связи в правоохранительных органах. Якобы, он был знаком с неким генералом ФСБ в Москве. Но тот перестал общаться с Судаковым незадолго до исчезновения последнего – видимо, потому что возникла реальная угроза задержания Судакова, и сведения об этой связи могли выйти наружу. Старостин предположил, что через московского генерала Старостин вкладывал деньги от наркоторговли в легальный бизнес.

«Также Судаков контактировал с сотрудниками Управления по борьбе с организованной преступностью. Встречи с ними происходили и при мне. Среди сотрудников УБОП я знаю Харченко Александра, Хмелёва Сергея и начальника УБОП Алексанова Владимира. Со слов Судакова, Алексанову ежемесячно платилась зарплата по 150 тысяч рублей. Пару раз я с Судаковым и Алексановым ездил на охоту за пределы Самарской области. Последняя встреча Судакова с Хмелёвым и Харченко произошла за две недели до исчезновения Судакова. На этой встрече сначала я не присутствовал, ждал, когда меня позовет Судаков. Когда это произошло, обсуждался вопрос скорейшего направления в суд уголовного дела в отношении Родюкова. За это Судаков заплатил один миллион рублей, но деньги передавались не при мне. Окончанием разговора стало то, что Судаков уезжает в Москву, а контакты с УБОП на время отсутствия переходят на меня», — говорил Старостин, — «Скорейшее направление уголовного дела Родюкова было сделано для того, чтобы дело в отношении него не было соединено с уголовным делом, которое расследует наркоконтроль в отношении участников сообщества. В суде Родюков должен был получить три года лишения свободы. О том, что дела собираются соединять, нам сказали Хмелёв и Харченко. Также я думаю, что при последней встрече с сотрудниками УБОП, когда меня ещё не позвали, Судакова предупредили, что ему нужно исчезнуть из города, что сотрудники наркоконтроля подобрались к нему слишком близко. Несколько раз мне приходилось привозить Судакова в УБОП, он заходил в здание, а я ждал его на улице в машине. До многих решаемых им с УБОП вопросов меня не допускали. Точный механизм передачи денежных средств сотрудниками УБОП был известен только Судакову и Березовскому, который и познакомил его с руководством УБОП».

Почти нулевой результат

После возбуждения уголовного дела по поводу изложенных в показаниях фактов, на допрос в Автозаводскую прокуратуру были вызваны все фигуранты. Естественно, и адвокат Цысельская (ныне – Сокиринская), и силовики Хмелёв, Харченко и Алексанов полностью отрицали изложенное в показаниях Старостина. Они были лишь допрошены в качестве свидетелей и отделались лёгким испугом. Однако указанные выше Владимир Алексанов и Александр Харченко предпочли уволиться из органов по собственному желанию. Источники «МК в Тольятти» в правоохранительных органах утверждают, что они вынуждены были это сделать, иначе неизвестно каким образом развился бы «коррупционный» скандал.

В рамках расследования этого дела к уголовной ответственности был привлечён сотрудник ОБНОН УВД Анатолий Романов, который лишь «мельком» упоминается Старостиным. Известно, что арестованный член ОПС Савко заявил следователям, что передал оперу 100 тысяч рублей, дабы «отмазать» другого наркоторговца Абахова. 17 июля Романов был взят под стражу, но в прошлом месяце его отпустили под подписку о невыезде.
Что касается адвоката Цысельской, то в отношении неё прокуратура направила материалы в Самарскую палату адвокатов в квалификационную комиссию для рассмотрения вопроса о лишении этой «заступницы» статуса адвоката.
Но, статуса она лишена так и не была. Согласно реестру адвокатов по Самарской области, теперь г-жа Цысельская-Сокиринская является хозяйкой адвокатского кабинета № 121. К сожалению, получить её комментарий нам не удалось, поскольку указанный в реестре телефон является домашним номером совсем другой тольяттинской семьи.
А Сергей Хмелёв теперь совсем скоро станет ярым борцом с коррупцией…

Источник: «МК в Тольятти»

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вас устраивают итоги выборов в Думу Тольятти?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: