Якушин верит, что татищевский университет станет центром науки, образованикультуры

06 сентября 2000 09:50
 12300

Пока городское сообщество обсуждает жилкинский проект объединения трех вузов, набирает обороты Волжский университет имени Татищева. По сути, второе рождение университета связано с избранием полгода назад нового ректора Владимира Якушина. Владимир Андреевич доктор юридических наук, профессор, работавший до избрания деканом юридического факультета.

Лицензия, аттестация, аккредитация

— Владимир Андреевич, недавно я где-то прочел, что татищевский университет не аттестован, и удивился, что журналист не удосужился узнать, как на самом деле обстоят дела. Пользуясь случаем, расскажите горожанам, какие специальности лицензированы, когда была аттестация, а когда аккредитация.


— Аттестован университет был в апреле, а девятнадцатого июля итоги аттестационной инспекции рассмотрены на коллегии Министерства образования. Именно в этот день Волжский университет был аккредитован на пять лет по всем аттестованным специальностям.

Что дает аккредитация Право выдавать дипломы государственного образца. Это очень важно. В ряде финансовых учреждений, прокуратуре и других правоохранительных органах могут работать только лица, закончившие аккредитованное высшее учебное заведение.

Во-вторых, у наших студентов появилось право на отсрочку от призыва на действительную службу. Причем специальность, которую изучают ребята, значения не имеет. В-третьих, мы теперь можем открыть аспирантуру по всем специальностям, которые имеются в вузе.

Кроме того, аккредитация дает возможность нашим студентам по их желанию переводиться в иные учебные заведения, как государственные, так и негосударственные. И даже за рубеж. Вот мы сейчас можем направить студента в МГИМО или МГУ. С любого курса.

— Владимир Андреевич, конечно, это здорово. Для студента. А для вас, ректора, какой резон отпускать на сторону талантливого парня?

— А если мы хотим его направить для целевой подготовки по специальности, которой у нас нет или которая недостаточно хорошо представлена? Сейчас мы планируем открыть новую специальность — защита информационных технологий. Что нужно для этого в первую очередь? Найти специалистов. Можно пригласить чужих, но тогда возникнут проблемы с обеспечением жильем. Необходимо сразу обеспечить преподавателей нагрузкой. Можно пойти по другому пути, направив студентов в МВТУ имени Баумана, которые прошли бы специализацию и вернулись бы к нам. А мы бы в это время решали организационные вопросы.

Вот вам, Сергей Анатольевич, возможности аккредитованного вуза. Еще один момент. Студенты, которые обучались в негосударственных учебных заведениях с 1996 года, имеют право на получение компенсации от государства на те затраты, что они понесли в связи с обучением.

— Я слышал про это положение. Но проблема в том, что нет реального механизма получения компенсации.

— Реального механизма пока нет, но есть зацепки, которыми можно воспользоваться. Это я вам уже как юрист говорю.

Вы спрашивали про лицензирование. На сегодня у нас имеются лицензии по четырнадцати специальностям. Правда, не по всем специальностям мы ведем преподавание. Например, история. Мало желающих изучать этот предмет.

Сейчас университет ведет подготовку к лицензированию по трем специальностям: журналистика, экология и природопользование. Все необходимые документы уже отправлены в Москву. Мы ведем профориентационную работу по этим специальностям, но принимаем студентов на смежные. Например, лицензированная специальность — менеджмент. А специализация — менеджмент в сфере экологии, менеджмент в сфере информационных технология. После того как будут получены лицензии, мы с согласия студентов проведем их на журналистику или экологию.

В ближайшее время университет откроет еще два новых факультета — химический и прикладной математики. В сентябре планируем провести встречу ректората с руководителями промышленных предприятий, где оговорим все нюансы. Предварительный анализ показывает, что потребность в таких специалистах существует.

— А где возьмете преподавателей для новых факультетов?

— Недавно я был в Казанском государственном университете, встречался со своими коллегами. Подписка кадрами нам обеспечена.

— Я учился в Казанском университете, помню, химия как наука там развита сильно. Еще Менделеев закладывал основы.

— Совершенно верно. Кроме того, для консультаций приедут специалисты из других регионов Поволжья, Сибири.

Где взять площади?

— Владимир Андреевич, проектов у вас много, а где базу возьмете?

— Что такое база? Это площади, оборудование (лаборатории, компьютерные классы), учебно-методическое обеспечение (пособия, учебники, планы семинарских занятий, библиотека) и кадры. У нас есть все, кроме собственных площадей — и это наша самая большая проблема. Раньше мы считали, что площадей хватит, но политехнический институт сейчас набирает обороты (группы на хоздоговорной основе), и нам надо что-то искать.

— Мне кажется, что эта проблема была заложена с самого начала, когда один человек возглавлял одновременно и политехнический институт, и татищевский университет.

— Мы поставили вопрос перед мэрией о необходимости изменить статус университета, сделав его либо государственным образовательным учреждением, либо муниципальным. Ведь работаем в интересах города. Все знают, как высоко котируются наши выпускники: юристы, экономисты, другие специалисты.

Я глубоко убежден, что в Тольятти должен быть центр образования, культуры и науки. Пока его нет. При всем моем уважении к политехническому института он стал таким центром. Многочисленные филиалы озабочены тем, как откачать деньги из метрополии.

— Вы не слишком строги к коллегам?

— Нет, потому что некоторые филиалы занимаются прооранацией. Набирают по 600 — 800 студентов, не говоря при этом, что готовят только бакалавров.

— В нашей действительности что собой представляет диплом бакалавра?

— Бакалавр — это лишь начальная ступень высшего образования. На Западе существуют три ступени: бакалавр — магистр — специалист. В России институт бакалавров не прижился, потому что никто не знает, как потом их принимать на работу. Сегодня в нашей стране бакалавр — это человек со средне-специальным образованием. Но это, подчеркиваю, фактически, а формально — с высшим.

— Владимир Андреевич, татищевский университет растет, соответственно площадей ему нужно много. А где их взять? Все более или менее подходящие здания давно заняты.

— Я встречался с Николаем Дмитриевичем Уткиным, рассказал про нашу проблему и нашел полное взаимопонимание. Что касается объекта, то я его назвал мэру. Это незавершенный корпус больницы в районе детской многопрофильной, находится на балансе «Водоканала».

Встречался я и с Александром Николаевичем Дроботовым. Он меня внимательно выслушал, сказал, что идея прекрасная, но возникают вопросы по финансированию. Мы, дескать, поддержим, вот только где в городском бюджете взять средства на создание центра науки, культуры, образования?

Я ответил, что базу университет имеет солидную, в простом финансировании мы не нуждаемся. Помогите только достроить здание, остальное сделаем сами.

— И что в итоге, Владимир Андреевич?

— Мы подготовили письма, где просим передать здание нам в долгосрочную аренду, либо изменить статус университета, сделав его муниципальным и передать комплекс в оперативное управление. Я хочу также встретиться с депутатами городской Думы. Уверен, они патриоты Тольятти и не останутся в стороне от решения этой проблемы.

— Понятно. Когда в татищевском университете начнутся занятия? Сколько человек в новом наборе?

— Первокурсников у нас 361, а занятия начнутся 11 сентября. По закону негосударственный вуз определяет начало занятий по своему усмотрению. Это большое преимущество.

— Почему?

— Мы можем набрать группу студентов, желающих получить второе высшее образование, и начать занятия, скажем, в январе. Мы более подвижны.

— В государственном вузе студенты, которые хорошо учатся, получают стипендию. А в негосударственном как?

— К сожалению, стипендии мы не платим, но приняли недавно положение, что отличников будем поощрять. Скорее всего, это будет стипендия, только со следующего учебного года. А в нынешнем учебном году отличники станут на двадцать процентов меньше платить за учебу. Я вчера дал «добро» и считаю, что поступил правильно. Одаренных людей надо поддерживать.

— Двадцатипроцентная скидка насколько ощутима для семейного бюджета средней семьи?

— Возьмем базовый факультет Волжского университета — юридический. За дневное обучение нужно заплатить в месяц 1600 рублей, за очно-заочное — 13500 в год. И заочнику нужно внести в год десять тысяч рублей. Так что двадцатипроцентная скидка — сумма весьма ощутимая для семьи, где есть студент.

— Многие ваши студенты, наверное, где-то подрабатывают?

— Многие после третьего курса уже работают. Специалистов в области информационных технологий у нас забирают с руками-ногами. Даже конкуренция идет — кто предложит лучшие условия. Поймите, это не похвальба, а простая констатация фактов.

Главная проблема — выспаться

— Владимир Андреевич, став ректором, вы «бросили» факультет. Кто стал деканом юридического?

— Елена Николаевна Лешенко. Доцент, исключительно грамотный, энергичный человек. Когда требовательность сочетается с обаянием — это идеальный руководитель.

— Вы сами будете преподавать или целиком и полностью займетесь административной работой?

— Конечно, буду. Я в функционеры не уйду, иначе дисквалифицируюсь как ученый. Для меня это смерти подобно. Все проблемы нужно знать изнутри: что хотят студенты, о чем мечтают преподаватели.

— У нас нагрузка сильно выросла за эти полгода?

— На порядок.

— Не жалеете?

— Нет, но выспаться не могу (улыбается). В конце концов это не главное. Главное — складывается хороший коллектив.

— В прошлом году вы стали законным представителем ВАЗа в Конституционном суде. Удастся ли решить проблему возврата автозаводу части выплаченных ранее пошлин? Я помню, речь шла о многомиллиардных суммах и противоречиях, которые вы нашли в существующем законодательстве.

— Дело движется, но не так быстро, как хотелось бы. Лето — время отпусков для чиновников госучреждений. Подождем еще недельку и — снова в бой.

— А чем закончилось уголовное дело, где вы выступали в качестве адвоката? Я имею в виду ульяновскую историю, когда майор, защищая свою неродную дочь, убил «бригадира» рэкетиров. Офицеру грозило чуть ли не пожизненное заключение.

— Дело находится в кассационной инстанции. Мы добились того, чтобы была назначена новая психологическая экспертиза. Я думаю, действия майора признают необходимой обороной и оправдают.

— Это правда, что вы его защищаете бесплатно?

— Правда. У него же трое детей.

— Другие дела не ведете?

— Есть одно, но о нем я расскажу, если будет интерес у газеты, в октябре. Дело имеет непосредственное отношение к нашему городу и затрагивает гражданско-правовые отношения…


Ректора расспрашивал
Сергей РУСОВ

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Какой вопрос необходимо вынести на голосование для тольяттинцев во время выборов президента?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: