АРМИЯ В ЗАКОНЕ

30 октября 2000 10:27
 9250

Военный прокурор: «Жаловаться лучше сейчас»

Что делать, если вашего сына-астматика признали годным к службе? Кто несет за это ответственность? Сколько дали военкому-взяточнику? Какие преступления чаще всего совершают военнослужащие? На эти и другие вопросы нашего корреспондента ответил военный прокурор Тольяттинского гарнизона, подполковник Гришун.

— Константин Юрьевич, как вы можете прокомментировать недавнее обращение Военной прокуратуры ПриВО к парламенту? (Напомним, что прокуратура ПриВО предлагает дополнить Федеральный закон «О воинской обязанности и военной службе» следующим дополнением: «В случае уклонения граждан от призыва на военную службу призывная комиссия направляет соответствующие материалы прокурору по месту жительства указанных граждан для решения вопроса о привлечении их к ответственности в соответствии с законодательством Российской Федерации». — Ред.)

— Такое дополнение необходимо. В соответствии с законом, ответственность за проведение призыва ложится на местные органы власти. Это видно даже из следующего примера: военный комиссар не возглавляет призывную комиссию, он — заместитель председателя. Председателем же является представитель районной администрации.

Фактически же сложилось так, что основную работу по обеспечению призыва (вплоть до вручения повесток) выполняют работники военкоматов. А юридических рычагов воздействия на нерадивых призывников военкомы не имеют. Конечно, районные власти помогают, по мере сил, военкоматам, но, на мой взгляд, этого недостаточно. Было бы правильнее наоборот — чтобы обеспечивали призыв местные власти, а военкоматы помогали им.

Вероятно, стоит подумать и о том, чтобы ужесточить наказание за уклонение от военной службы. Причем не обязательно лишать человека свободы, наказанием может быть и весьма солидный штраф.

— Но ведь юристы утверждают, что неотвратимость наказания гораздо эффективнее его строгости.

— Согласен. Ситуация же на сегодня такова. Есть множество так называемых уклонистов. Лишь на небольшую долю из их числа заводятся уголовные дела. Еще меньшее количество этих дел доводится до суда. А наказание — мягкое. И эффект от такого наказания невелик.

Вообще-то, основная проблема кроется в том, что сейчас уклоняться любым путем от службы в армии — не стыдно.

— Как военному прокурору, насколько близка вам ситуация с призывом?

— Очень близка. Здесь мы работаем в контакте с районными прокуратурами. Мы проверяем работу военкоматов в части своей компетенции, гражданские прокуратуры — в своей.

И потом, работа призывных комиссий отражается на состоянии преступности в войсках. В случае призыва наркомана или, скажем так, психически неуравновешенного молодого человека мы можем получить солдата, о котором газеты потом сообщат так: «…сбежал, предварительно расстреляв сослуживцев».

Это еще одна проблема: гражданские специалисты, привлеченные к работе в медкомиссиях райвоенкоматов, иногда формально, я бы даже сказал, — халатно относятся к своим обязанностям. Было бы правильнее, и это не только моя точка зрения, чтобы в призывных медкомиссиях принимали участие и военные врачи. Они не понаслышке знают армейскую специфику и могут лучше оценить состояние здоровья человека, применительно к его возможности, как это говорится в уставе, «стойко переносить все тяготы и лишения воинской службы».

Ведь сейчас есть немало случаев, когда парня признают годным к военной службе, отправляют в войска, там его чуть ли не сразу посылают на обследование в госпиталь, а потом комиссуют из рядов Вооруженных сил по состоянию здоровья. Что в итоге? Человек теряет время, а государство — деньги. И я не знаю случаев, когда бы врачей привлекали к ответственности за такие ошибки.

— Но в подобных случаях у вас есть мощные союзники — родители призывников…

— Да. Ко мне недавно приходит мать солдата, служащего уже полгода, и жалуется: мол, «моего сына призвали в армию, а у него — астма». Я отправил запрос в воинскую часть, чтобы этого солдата дополнительно обследовали в госпитале. Если окажется, что он действительно не годен к военной службе — наша прокуратура будет подавать иск в суд о возмещении затрат Министерства обороны районной администрацией. А уж администрация пусть взыскивает эти деньги с виновных.

Хочу обратиться через вашу газету к призывникам и их родителям. Сейчас идет призыв, если у вас есть обоснованные претензии к заключению медицинской комиссии — пожалуйста, обращайтесь с жалобами в прокуратуру. Можно в нашу — военную прокуратуру Тольяттинского гарнизона по адресу: ул. Юбилейная, 63 (телефон 34-53-32), можно — в прокуратуру вашего района.

— Не опасаетесь, что вашим предложением будут злоупотреблять?

— У нас работа такая. Сейчас, пока призывник не отправлен в войска, найти истину легче.

К тому же, вы знаете, когда шло следствие по «делу Молочкова», поступило несколько заявлений от граждан о махинациях именно со стороны врачей. Вплоть до того, что за деньги делались швы, якобы послеоперационные, и подделывались истории болезней. Все знают о подобных случаях. С этим надо бороться. Мы направили эти жалобы в милицию для проверки.

— Кстати, в какой стадии сейчас «Дело Молочкова» — бывшего военкома Центрального района, уличенного во взяточничестве?

— Состоялся суд. Вынесен приговор: лишение свободы сроком на пять лет. Конфискованы изъятые ценности, машина. Лишен звания полковника, орденов и медалей. Сейчас Молочков подал апелляцию в окружной суд ПриВО.

Он обвинялся по трем статьям: это «злоупотребление служебными полномочиями», «получение взятки», «покушение на получение взятки».

— Что вы думаете по поводу такой коллизии: Конституция предоставляет гражданам право на альтернативную службу, но фактически ее нет?

— Коллизия существует, это общеизвестный факт. Разработка механизма реализации права граждан на альтернативную службу — в компетенции законодателей.
Насколько я знаю, иски граждан по этому поводу существуют. Но ни один из них судами не удовлетворен.

— Какие воинские части Тольяттинского гарнизона доставляют прокуратуре больше работы?

— Нет такого «лидера». И вообще в гарнизоне довольно низкий уровень преступности.

— С каким видом преступлений приходится чаще всего сталкиваться?

— С корыстными. Я имею в виду кражи воинского имущества. Это вполне объяснимо, если учесть уровень жизни военнослужащих.

— Хищения оружия были?

— Нет…

Подготовил Сергей Шмыров.

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Какой вопрос необходимо вынести на голосование для тольяттинцев во время выборов президента?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: