Дан «приказ» ему на Запад, ей — в ту же сторону…

06 июля 2000 11:24
 9146
Недавно славянская телерадиокомпания «САТ» понесла две кадровые потери: на заработки в Италию уехали двое творческих сотрудниц. Кем они там нынче работают — неизвестно. Но уж точно — не телевизионщиками.
Вообще, это уже не сенсация. Сегодня в Италию жители Славянска (и многих других городов Украины) ездят «на шабашку» примерно так же, как несколько лет назад ездили на прополку буряка в соседнюю область (только «командировки» эти — куда продолжительнее).
Было бы желание да с полтыщи «зеленых» на турпутевку — иначе как добраться до вожделенного «рабочего места»?

Кем работают в солнечной Италии наши земляки? Естественно, не ведущими специалистами в солидных фирмах. Непрестижная и малооплачиваемая (по меркам итальянцев) работа — удел граждан из недоразвитых стран, которые, зарабатывая на родине 2-3 доллара в день, готовы браться за черновую работу, оплачиваемую (по нашим меркам) вполне прилично: 500-800 долларов США ежемесячно.

Так что турфирмы, которые специализируются «на Италии», нынче без работы не сидят. Их работники отлично знают, какого рода услуги предоставляют они землякам -«туристам». Все места в автобусе, который везет украинских туристов в Италию, заполнены лишь в один конец…

Ездит в Италию в основном слабый пол. Иностранцам-мужчинам найти неквалифицированную работу в Италии гораздо сложнее (исключение — сезон уборки овощей). А вот на украинок спрос имеется: работящие, покладистые, чистюли, недурны собой. Поэтому их охотно берут в гувернантки, прислуги, посудомойки, официантки, горничные и т. д. И, как правило, не обижают ни материально, ни морально…

Такой вывод я сделал после общения с одной своей знакомой, которая проработала в Италии целых два года. Она долго не соглашалась на интервью, и пришла в редакцию лишь когда я пообещал ей полное инкогнито.


И РОДИНА ЩЕДРО ПОИЛА МЕНЯ… ДЕРЬМОМ, А НЕ СОКОМ

Антонина Ивановна (назовем ее так) всю жизнь проработала в сфере образования. Была на хорошем счету, но доконала нищета: известно, какие заработки в этой сфере… «Под занавес» своей служебной карьеры занялась челночным бизнесом. Но пришел момент, когда перестала кормить и эта работа. И тогда она, несмотря на свой уважаемый возраст, наличие престарелой мамы, мужа, детей и внуков, решилась на отчаянный шаг: поехать на заработки в Италию.

Было это почти три года назад, когда гражданки Украины только начинали осваивать эту страну. Почему именно Италия? Потому что итальянцы, в отличие от граждан многих других стран, «сквозь пальцы» смотрят на нелегалов, депортируя их лишь в крайних случаях. И потому даже те, кто едет в Италию с твердым намерением вернуться через полгода, как правило, остаются там еще на столько же. Если не больше.


Рассказывает Антонина Ивановна:

«В одной из киевских турфирм купила за $450 путевку. Когда оформляли документы, я им прямо сказала: посмотрю Венгрию, Австрию, въеду с группой в Италию, проеду с вами через Венецию, Рим, а в Неаполе меня оставьте. Работники турфирмы ответили: «Понятно»… Для них такие желания не новость. Сейчас они вывозят украинок целыми автобусами. А тогда, в девяносто седьмом, из нашей тургруппы (35 человек) в Италии остались лишь четырнадцать женщин.

Приехали мы в Неаполь. Вечером поселились в гостинице. А утром пришли наши синьоры (те, которым мы понравились), посадили нас в машины и увезли. Через год я случайно встретила одну женщину из той нашей «туристической» группы. О судьбе остальных моих «коллег» мне ничего не известно».

Как видим, въезд в страну — вполне легальный (под видом туристок), система найма на работу тоже «отлажена»: наутро наших «туристок» уже «разобрали» синьоры. Но как возвращаться домой? Как выехать нелегалу из страны, ведь с просроченной визой нужно пересекать третьи страны (Италия, как известно, не граничит с Украиной).

Оказывается, это тоже легко решаемые проблемы. Причем, возникли они, по словам моей собеседницы, уже за пределами Италии: возвращаясь домой, $200 штрафа заплатила каждая из нелегалок при пересечении границы Австрии (был это официальный штраф или взятка таможенникам, Антонина Ивановна не знает) и $10 — при въезде в Польшу. Эта десятка — самая заурядная взятка, которую поляк-пограничник вымогал в открытую. Заглянув в паспорт, он не церемонился: «Панi, ви ж так довго були в Iталi?… Дайте хоч десять доларiв».

В том автобусе было шесть нелегалок. Скинулись по десятке. Родная украинская таможня, как ни странно, их не тронула, хотя «туристки» возвращались отнюдь не с пустыми руками…

Все эти проблемы, связанные с нелегальным пребыванием в Италии, возникли уже за пределами страны. В самой Италии, по словам Антонины Ивановны, она не чувствовала себя униженной и бесправной нелегалкой. За два (!) года полиция ни разу не проявила к ней никакого интереса. И это при том, что наша землячка вовсе не жила, как говорится, взаперти. Послушаем ее рассказ.


УКРАИНА — СТРАНА РАБОТЯЩИХ, НО ДЕШЕВЫХ РУК. ИТАЛЬЯНЦЫ ОБ ЭТОМ ЗНАЮТ…

— Меня привезли в город Фоджа (юг Италии, недалеко от Неаполя). Очень красивый, чистый город (по величине примерно как наш Славянск). Живут в нем, как мне показалось, в основном состоятельные итальянцы. Именно в такую семью я и попала. Глава семейства работал инженером-конструктором на одном из заводов автомобильного концерна «Фиат», его супруга — врач-педиатр. В семье двое детей: девочки — одна во втором, другая в пятом классе. У супругов — по автомобилю, великое множество шикарных нарядов, в квартире — изысканная мебель. Кроме того, была еще одна четырехкомнатная квартира, которая использовалась под офис и медицинские кабинеты (моя синьора руководила каким-то медицинским центром). В этом офисе я и жила. А работала у них в доме служанкой-гувернанткой.

Приходила на работу к половине девятого утра. Одевала, собирала в школу младшую дочь. К девяти синьор увозил детей в школу. Уезжала (или уходила куда-то гулять) и синьора. С девяти до двух я оставалась одна: убирала в квартире, мыла полы, стирала белье, протирала пыль с множества различных статуэток (очень дорогих — все боялась уронить или разбить). К двум часам приходили мама и дети. Синьора готовила обед. Это несложное занятие: там почти все — полуфабрикаты, так что надо было кое-что всего лишь разогреть. На приготовление обеда уходило 10-15 минут. Затем мы все вместе обедали. После обеда — сонный час (для них), затем — полдник. За мной — мытье посуды.

— Вас садили за отдельный стол?

— Когда меня привезли в эту семью, хозяйка сразу выяснила: я хотела бы питаться отдельно или за общим столом с хозяевами? Я ответила: все равно. «Значит, обедать будешь вместе с нами», — таков был ответ.

Меня это устраивало. Как и дальнейший распорядок дня. К шести часам синьора обычно уходила в свой медицинский центр (который там почему-то называется «студия») — она работала с 18 до 20 часов. А я оставалась с детьми: занималась, играла с ними. Научила их играть в «крестики-нолики» — им безумно понравилась эта игра. В этот же двухчасовый промежуток времени мне нужно было погладить белье, разогреть ужин, накрыть на стол. Пока дети ужинают, я готовлю им постель. Затем мою ноги младшей дочери, одеваю ей пижаму, укладываю спать, мою посуду, пол, накрываю стол синьорам — только расставляю приборы. В половине девятого вечера возвращается домой синьор. Все, мой рабочий день окончен. Я ухожу в свою «ночлежку».

Вначале меня всюду возили на машине. Но это было приятно лишь в первые дни. Чуть позже я стала от такого внимания «задыхаться». Хотелось побыть одной, пройтись по улицам города. Такая возможность появилась где-то месяца через четыре, когда хозяева купили мне проездной билет на автобус. Стало полегче… Особенно я блаженствовала по воскресеньям (это был выходной день): садилась в автобусы разных маршрутов и ездила по городу. Это были своеобразные экскурсии.

Моя синьора, похоже, была женщиной, которая очень любит похвастать чем-то. У нее в доме побывали, наверное, все ее коллеги. Она всем меня показывала. Было заметно, что ей очень приятно, что у нее служанкой работает иностранка.

— И сколько же платили этой служанке-иностранке?

— Пятьсот долларов в месяц. Питание, проживание — все бесплатно.

— Как вы договаривались об условиях труда и оплаты?

— Об этом с хозяевами вообще разговора не было. Еще в Киеве, готовя нас к отправке в Италию, у меня интересовались: где бы я хотела работать (в семье или по уходу за престарелыми), на какую зарплату согласна и т. д. Так что все было оговорено заранее.

— Совпало ли то, что вам было обещано в Киеве, с реальными условиями работы и размером оплаты в Италии?

— В основном — да.

— Как производился расчет за работу?

— В конце каждого месяца я получала деньги и вместе с синьорой мы шли в банк, отправляли деньги в Славянск. Все было по-честному.

— Вы оставляли себе сколько-нибудь денег на карманные расходы?

— Пятьдесят долларов: на фрукты, сладости, что-нибудь из вещей. Для того, чтобы там месяц питаться (покупать все, что «на тебя смотрит»), достаточно ста долларов в месяц. Но поскольку я была на полном пансионе, мне хватало и пятидесяти.

— Вы пробыли в Италии два года — это был оговоренный срок вашего «контракта»?

— Нет. Там можно было оставаться сколько хочешь. Могла бы до сих пор жить и работать в Италии. Одна из моих знакомых работает там уже больше двух лет. Недавно встретила ее родственницу, спрашиваю: «Когда же Н. вернется?» Отвечает: «Может, к Новому году, а может, и вообще не вернется…».

— Как итальянцы относятся к работающим у них гражданам Украины?

— Вполне дружелюбно. Во всяком случае, я не чувствовала себя человеком второго сорта. Правда, в Неаполе, например, уже в то время прошли несколько демонстраций. Итальянцы протестовали против засилья нелегалов, требовали их (то есть нашей) депортации из страны. Им, оказывается, не всегда выгодна наша супердешевая рабочая сила. У себя на родине итальянцы тоже и прислуживают в семьях, и ухаживают за престарелыми (в качестве дополнительного заработка). Но за 500 долларов в месяц работают всего лишь три часа в день и не более трех дней в неделю. Так что мы, с нашей готовностью идти на самую малооплачиваемую работу, составляем им конкуренцию.


ЯЗЫК ДО КИЕВА ДОВЕДЕТ, НИЩЕТА — ДО НЕАПОЛЯ И ДАЛЬШЕ

Об отъезде — на временную работу в дальнее зарубежье или на ПМЖ — сегодня всерьез задумываются многие наши сограждане. Одни — дабы хоть как-то залатать дыры в семейном бюджете, другие — от беспросветности жизни в «незалежной» Украине, третьи — во имя будущего своих детей, которое, как справедливо считают они, в Украине весьма проблематично. Четвертые едут с твердым убеждением: Украина — «конченая» страна.

По официальным данным, в 1999 году Украина имела отрицательное миграционное сальдо: количество покинувших «неньку» превысило количество новоиспеченных граждан Украины на 44,3 тысячи человек. Америка, Израиль, Канада, Италия — на эти и другие страны обращены сегодня взоры миллионов украинцев. Тысячи наших соотечественников обивают пороги посольств цивилизованных стран, надеясь получить разрешение на иммиграцию. Учат английский, иврит, французский, немецкий, итальянский языки. А попав в цивилизованные Европу, Израиль или Америку, в считанные месяцы осваивают в полном объеме разговорный язык своей новой страны проживания, тогда как в некогда родной Украине за много лет так и не осилили украинский.

Можно ли называть невеждами наших бывших сограждан, обвинять их в непатриотизме? Или свой гнев и обличительный пафос уместнее направить на тех, кто правит страной так, что у тысяч украинцев нет иной надежды на будущее, кроме как вынужденная эмиграция?

Украинцы уезжали, уезжают и будут уезжать из этой страны. Понятно, что официальная миграционная статистика отражает лишь тенденцию, умалчивая об истинном количестве граждан Украины, желающих сказать «прощай» своей Родине. Многих останавливает извечное «хорошо там, где нас нет», другие задаются вполне резонным вопросом: «кому мы там, на чужбине, нужны?», третьих страшит незнание языка, отсутствие дефицитной специальности, денег, преклонный возраст (свой или родителей, которых придется оставлять здесь), состояние здоровья и т. д. Все это — факторы, которые, действительно, нельзя не учитывать. Хотя излишне зацикливаться на них тоже не следует. Итальянский опыт моей собеседницы — лучший тому пример.


УКРАИНКАМ ВЫЙТИ ЗАМУЖ В ИТАЛИИ — НЕ ПРОБЛЕМА

Рассказывает Антонина Ивановна:

— Сейчас, насколько мне известно, украинкам труднее получить в Италии хорошую работу. Уж очень много там наших девушек и женщин — со всех уголков Украины. Поэтому «тургруппы» хоть и отправляют, как и раньше, но проблему трудоустройства приходится решать самостоятельно.

— На каком языке вы общались со своими хозяевами?

— Вначале — на польском (я часто бывала в Польше, когда занималась «челночным» бизнесом. У синьоры до меня была служанка-полька). Затем синьора купила мне словарь разговорного языка, и я начала осваивать итальянский. Оказалось, это тоже не проблема. А вообще английский для них — что для нас русский.

— Как живут первое время наши нелегалы теперь, когда по приезде в Италию им не предоставляют работу?

— Забота о человеке в Италии не на словах, а на деле. О голодных и бездомных людях заботится, например, Харитас — католический монастырь. Кто бы ты ни был — бомж, негр, поляк или украинец — тебя бесплатно покормят трижды в день (причем, питают отлично), оденут и обуют (в добротные и новые, просто вышедшие из моды вещи и обувь).

— Какой самый распространенный возраст среди отъезжающих в Италию украинок?

— От двадцати до шестидесяти. Впрочем, бывает, что едут женщины и более старшего возраста. Мои ровесницы там ценятся. Во-первых, мы многое умеем и работаем честно, на совесть, ухаживаем за детьми и престарелыми, во-вторых, мы уже не бросаемся в «гульки», в-третьих, у синьор спокойна душа за своих синьоров, которые традиционно проявляют повышенный интерес к нашим женщинам…

— Могли бы вы там удачно выйти замуж, т. е. стать гражданкой Италии «по семейным обстоятельствам»?

— Запросто! Мне на третий день жениха привезли и он — жестами — мне такое предлагал… У меня глаза на лоб полезли.

— В смысле материальных благ?

— В смысле секса… У них там все гораздо проще, и любви, действительно, все возрасты покорны.

— Итальянцы, слышал, низкорослые и не очень привлекательные внешне…

— Итальянцы прелестны! Ухоженные, чистенькие, воспитанные. Идет, скажем, по улице дедуля восьмидесяти лет. Согнулся уже… Но! Костюмчик идеально отутюжен, свежая рубашка, галстук, в тон галстука туфли — настоящий синьор. Что касается внешней привлекательности… По-моему, у итальянцев красивые лица, у их синьор — тоже, но реже…

— Искать работу лучше в больших или маленьких городах?

— Без разницы. Но ехать лучше на север Италии — там за работу платят едва ли не в два раза больше. Правда, туда очень сложно попасть, берут в основном тех, кто знает итальянский язык.

— В итальянских фильмах всегда присутствует мафия, взрывы, стрельба, людей запросто убивают средь бела дня. Там, наверное, вечерами на улицу лучше не выходить?

— Всего бояться я начала, когда домой вернулась… А там спокойно ходила по городу даже поздним вечером. По воскресеньям ездила в Неаполь (полчаса езды электричкой), гуляла по городу, отдыхала. Никогда никаких проблем не было. Только и слышно: «Синьора, синьора…». Синьорой, значит, побыла.

Очень своеобразный у итальянцев режим дня: к четырнадцати часам город пустеет. Идешь по улице — только и слышно, как звенят тарелки и ложки. В это время в центре Неаполя даже фонтан не работает. После обеда итальянцы спят до 17 часов. Затем снова открываются все магазины, бары, люди выходят на улицу. Гуляют до 23-24 часов. Молодежь — до трех утра. Люди живут сегодняшним днем, а не каким-то призрачным будущим.


ЗАБРАТЬ БЫ ТУДА ДЕТЕЙ И МАМУ…

— Вы планируете снова поехать в Италию?

— Когда я собралась уезжать домой (было это в конце августа прошлого года), хозяева очень не хотели меня отпускать. Наверное, привыкли ко мне: два года — срок немалый. Хотя первые месяцы относились ко мне настороженно. Даже устраивали проверки «на вшивость»: оставляли на видном месте драгоценности, деньги. Естественно, я никогда не давала повода усомниться в моей порядочности и честности. За это, наверное, и ценили.

Я уехала домой с обещанием через три месяца вернуться. Но прошло уже почти десять месяцев, а все не решаюсь. Они мне трижды звонили, письма писали. Приглашали: приезжай, говорят, хоть на месяц, когда мы поедем на море отдыхать (в прошлом году я прислуживала им и во время их отпуска, жила вместе с ними в шикарном трехэтажном особняке на берегу моря). Это был сказочный месяц, несмотря на то, что я работала там, а не отдыхала.

— Так почему же не едете? Боюсь, многие наши земляки вас не поймут…

— Если ехать, то не на месяц-другой… А у меня здесь старенькая мама — думаете, легко ее вот так взять и бросить? Дети, конечно, не против, чтобы я снова съездила в Италию (хотя, когда я ехала первый раз, сильно протестовали). Мне и самой хочется еще съездить, денег заработать: с моей нищенской пенсии детям и внукам разве поможешь… Но если уж решусь, то поеду теперь на север Италии.

— Что лучше: жить в цивилизованной, но чужой стране, или в родной, но дикой и нищей Украине?

— Я не скрываю: в Италии я очень сильно скучала по родине. Часто снились улицы, по которым я ходила на работу, дети, мои бывшие коллеги — живые и уже ушедшие. Морально было нелегко.

Поэтому скажу так: если бы там, в Италии, была моя семья, никогда бы сюда не вернулась…

Александр Кульбака,
газета «ТВ+»

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Какой вопрос необходимо вынести на голосование для тольяттинцев во время выборов президента?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: