Городская жизнь

03 декабря 2004 10:25
 10586

Генерал на стройке
Имя начальника строительства ГЭС имени В.И. Ленина Ивана Комзина в устах коренных ставропольчан уже более сорока лет получает самые полярные оценки. Впрочем, эта противоречивость говорит о неординарности его личности.


Строевым шагом
21 августа 1950 года вышло постановление о строительстве Куйбышевской ГЭС в Жигулях, и создана специальная строительная организация “Куйбышевгидрострой”. Начальником строительства был назначен Иван Васильевич Комзин. Примерно через неделю он был уже в Ставрополе, где должен был расположиться штаб стройки.


Высокий, под два метра, представительный, 110 кг веса, в красивой военно-морской форме, с погонами генерал-майора, Комзин появился в здании Ставропольского райкома партии.


Здесь сразу же договорились о принципиальной помощи сельского населения Ставропольского района строительству. Главным в этот период было построить дороги к стройке, Шутка ли, 1300 заводов страны поставляли на строительство материалы и оборудование, в разгар строительства ежедневно сюда поступало свыше двух тысяч вагонов.


Союз серпа и молота
Ставрополь не случайно тогда называли глухим селом, он был отрезан от внешнего мира бездорожьем. Зимой в Куйбышев добирались за двое суток, делая ночевку в Курумоче. Только летом по Волге, с открытием навигации, Ставрополь оживал. Поэтому строительство автомобильного шоссе и железнодорожной ветки до Куйбышева, а также железнодорожной ветки до Сызрани было самой первой и самой главной задачей начала строительства ГЭС.


Уже осенью 1950 года колхозники приняли участие в строительстве шоссе Ставрополь — Куйбышев. За короткое время 43 бригады проложили в лесу 15 км трассы. Колхозников привлекали в порядке шефской помощи. Вместе с людьми мобилизовали и 2 тысячи лошадей с повозками. Оставшиеся после войны колхозные лошади были истощены и изнурены работой, кормить их было нечем. Чтобы кормить таких “помощников”, Куйбышевгидрострою выделили сено, овес, отруби.


Направление на эту работу рассматривалось как боевой приказ. Но если честно сказать, желающих работать на стройке было немало: уйти из колхоза, в которых в послевоенное время почти ничего не платили по трудодням, было немаловажным мотивом. Но отпускать всех из колхозов было невозможно, брали только с необходимой стройке специальностью.
Между прочим, руководство Куйбышевгидростроя в напряженное для себя время, еще не раз обращалось к ставропольским колхозникам за “шефской помощью”. Когда готовилось ложе водохранилища, необходимо было вырубать и корчевать деревья, вывозить различный мусор. Для этой цели ставропольским колхозникам установили гужевую повинность. Зато начальника строительства Комзина хвалили “за тесное взаимодействие с местными властями”, “за укрепление союза серпа и молота”.


Стройка века — на плечах зэка
Неквалифицированную, черновую работу могла выполнять дармовая сила заключенных, которых на строительстве было немало. Уже в 1949 году начали строить в Ставрополе лагерь для заключенных на тысячу человек. Ставропольский райисполком в июне того же года выделил для этих целей участок 50 га в районе городской бойни, а также 27 домов для жилья командного состава. Использование труда заключенных на важнейших стройках было вообще характерной чертой многих десятилетий “социалистического строительства”.


На месте небольшой деревушки Кунеевка, находящейся в 10 км от Старого города, заложили рабочий поселок. Уже к осени 1950 года здесь построили первые щитовые дома. И. В. Комзин единолично решил назвать его Комсомольском. Но функции переименования населенных пунктов были прерогативой Президиума Верховного Совета РСФСР. Комзину на это указали, и ему пришлось отменить свой приказ.


Иван Грозный
Комзина можно было видеть на разных участках стройки — и в маленькой прорабской, и на большом совещании. Его резкие замечания в адрес нерадивых и высокую фигуру слышали и видели многие. Хорошо его знавший ветеран журналистики и стройки Николай Романович Фролов вспоминал: “Лапищи его служили притчей во языцех — мои две среднемужские ладони на одной его умещались. Могучему складу Ивана Васильевича под стать и широта его души русской. Для людей новых он часто представлялся строгим и хмурым. От того, наверное, и пошло его прозвище — Иван Грозный. Но на самом деле ему ничего не стоило вслед за строгим словом простодушно рассмеяться. Бывал доволен, когда видел, что соседи наблюдают за ним, выжимающим в огороде двухпудовые гири. Не важничал, когда ехал в персональной машине на работу: на автобусной остановке забирал своих сослуживцев”.


Строительный бум и неразбериха
Грандиозное строительство в Жигулях требовало от руководства стройки неординарного, стратегического мышления по формированию района жилой застройки. Но оно, к сожалению, отсутствовало. Строительные работы велись на площади 25 тысяч гектаров по обеим сторонам Волги. Рядом со строительными объектами, как правило, возникали и временные рабочие поселки. Делалось все, чтобы приблизить жилье к районам производства основных работ. Всего на обширной территории строительства возникло 11 жилых поселков, находящихся на значительном расстоянии друг от друга.
Осенью 1950 года в Комсомольске поставили первые щитовые дома. В четырех километрах от Комсомольска стали строить Шлюзовой поселок. Вблизи старого города на левом берегу Волги заложили Портовый поселок. В каждом из этих микрорайонов необходимо было создавать свою инфраструктуру (школы, больницы, клубы и т.д.). В конце концов, очень важно было наладить нормальное транспортное сообщение между ними. Насколько было бы легче, если бы сразу планировалось компактное размещение города!


От того временного жилья, от бараков в городе избавились только лишь в середине восьмидесятых годов. Исповедуемый И. В. Комзиным принцип “в первую очередь стройку в кратчайшие сроки” был бесперспективен со стратегической точки зрения.


С больной головы на здоровую
То, что судьба будущего города мало интересовала И. В. Комзина, особенно проявилось в ходе переноса Ставрополя из зоны затопления. По постановлению правительства эта работа была возложена на управление “Куйбышевгидрострой”. Но, пользуясь своими связями в правительстве, И. В. Комзин добился, чтобы переносом города занимались местные власти. Это был удар ниже пояса.


И вот трест “Горжилкоммунстрой” осуществлял перенос индивидуального сектора, а строительное управление № 3 вело новое коммунальное строительство общественного сектора. Но со своей работой они справлялись плохо, так как не хватало материалов и кадров. В подразделениях Куйбышевгидростроя зарплата была гораздо больше, поэтому на местном строительстве специалисты и квалифицированные рабочие не задерживались.


Коса на камень
Стремление городских властей и в первую очередь горкома партии “повернуть” Комзина к перспективному развитию города часто наталкивалось на нежелание генерала заниматься городом. Производственное строительство было для него важнее, да и контроля над собой он не терпел. Поэтому даже партийная организация была у него, по сути дела, в подчинении.


В 1951 году Ставропольскую городскую парторганизацию возглавил Алексей Иванович Елизаветин — человек принципиальный и не из пугливых. Как-то Елизаветин попросил Комзина заехать в горком партии. Иван Васильевич проигнорировал и первое, и второе, и третье приглашение. Тогда Елизаветин сказал ему внешне спокойно: “Если и дальше будете продолжать подобное отношение к городскому комитету партии, вы лишитесь золотых погон и партийного билета. Я прекрасно понимаю, что через полчаса и меня снимут с работы, но я это сделаю раньше!” После этого случая Комзин стал более уважительно относиться к Елизаветину, но по отношению к другим начальствующим особам стиль отношения сохранил.


Антиподы, кто они?
Вот, к примеру, Федор Георгиевич Логинов. Внешне он вроде бы был похож на Комзина — огромного роста, решительный, своенравный. Многое тоже брал на себя, замечаний в свой адрес ни от кого не терпел. Но политику строил дальнюю. Будучи назначенным начальником строительства Сталинградской ГЭС, Логинов повел дело иначе, чем Комзин.


Город гидростроителей Волжск он начал со строительства объектов так называемого соцкультбыта: Дворца культуры, плавательного бассейна, городского парка культуры и отдыха. Даже бараки для заключенных строили здесь добротные, каменные, в два этажа. Когда заключенных перевели в другое место, решетки убрали, и получились прекрасные, полнометражные, “сталинской” планировки квартиры.


Между прочим, в этом Волжске и стадион, и парк, и Дворец культуры носят имя Ф. Г. Логинова — это благодарность этому строителю. Такой подход к строительству города Ф. Г. Логинову обошелся выговором “за задержку строительства основных сооружений ГЭС”, а И. В. Комзину за быстрое строительство присвоили звание Героя Социалистического Труда.

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Кто должен заботиться о пенсионных выплатах?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: