Тольяттинского реаниматолога обвиняют в смерти пациентки

16 октября 2007 14:57
 12040

«Они там меня убьют»

    Почти два года каждую субботу в любую погоду тольяттинцы Елена и Михаил Шкалыгины ходят на могилу своей 18-летней дочери Марины. А вчера мать умершей девушки снова посмотрела в глаза врача-реаниматолога Станислава Козлова. В зале суда свою вину доктор не признал. Хотя обвинение считает, что именно его халатность послужила причиной смерти Марины.
   У девушки был 1-й тип сахарного диабета, но она просила родителей никому не рассказывать о болезни. Несмотря на регулярные уколы инсулина и строгую диету, старалась жить, как обычная девушка. 9 декабря 2005 года ей стало плохо. Наутро ее состояние ухудшилось настолько, что родители вызвали «скорую».
— Она как будто чувствовала беду, — вспоминает мать. — Шла и упиралась ногами, как маленькая. И вдруг сказала отцу: «Они меня там убьют».
   В отделении эндокринологии горбольницы №5 Марине поставили серьезный диагноз: кетоцитоз (переизбыток ацетона в организме). Ей с трудом поставили капельницу: вены от постоянных уколов были изранены. От боли Марина неловко повернулась, иголка выскочила, и последняя венка «убежала».
— Прекращайте ее мучить, — сказала врач-эндокринолог. — Везите в реанимацию. Там вставят катетер в артерию под ключицу, введут лекарство и снимут приступ.
   Елена Ивановна утверждает, что предупредила врача: однажды ее дочери эту процедуру уже пытались сделать — не получилось. Сказали, что у нее от рождения своеобразно расположены легкие.
— Да ладно вам! Дело 10-ти минут, в реанимации замечательные врачи, — успокоила доктор, и Марину увезли.
Вернули ее не через 10, а через 40 минут. — Грудь была вся исколота, в крови, в нескольких местах заклеена пластырем. Из руки торчала игла, — плачет мать девушки. — Вдруг Мариночка резко крикнула: «Ой, больно!» Послали за реаниматологом. Станислав Козлов взглянул на Марину, сказал: «Ваша дочь очень истерична. Ей надо сделать успокоительное». Вскоре врач пришел с аппаратом для искусственного дыхания. В реанимацию Марину забирали уже в бессознательном состоянии.



«Нам предложили похоронить дочь без вскрытия»
   Минут через 40 мать позвонила Козлову. Доктор не сразу взял трубку, но потом все-таки сообщил: «У меня для вас плохая новость: ваша дочь скончалась».
   — Сказать, что я была в шоке, — ничего не сказать, — вспоминает Елена Ивановна. — А врач спокойно назвал номер телефона. Это оказалось похоронное бюро. Там нам предложили написать заявление, чтобы разрешили похоронить Марину без вскрытия. Но ей было 18 лет, скоропостижная смерть… Причины необходимо было выяснить. Кстати, когда взяли карточку дочери, все удивились. Она была совершенно пуста…
   Убитые горем родители написали письмо в городской департамент здравоохранения и в самарскую военно-медицинскую академию. Оттуда ответили, что вина врача усматривается. Тогда Шкалыгины предъявили гражданский иск к горбольнице №5. — Адвокат посоветовал оценить моральный ущерб в 2 миллиона рублей, — говорит мать Марины. — Лично мне и один рубль от них не нужен. Мы доверили ребенка этой больнице, пусть администрация отвечает за то, какие там врачи остаются дежурить, что за лаборантки, у которых ничего не получается.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Валерий ГОЛОШУЦУН, адвокат Станислава Козлова:

— За два года работы в реанимации мой подзащитный спас жизни многих людей. А в чем причина этой трагедии, решит суд. Я буду настаивать на более точной экспертизе, причины смерти девушки до конца не ясны. Кстати, в этот день было серьезное ДТП. В реанимацию поступило много больных. Лаборант-рентгенолог была очень занята. Если бы не эта нагрузка, пациентке вовремя сделали бы рентген и ситуация развивалась бы по-другому.

ОФИЦИАЛЬНО

Сотрудники прокуратуры, изучив материалы вскрытия Марины Шкалыгиной, возбудили уголовное дело по статье №109 «Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения профессиональных обязанностей». Обвинение считает, что дежуривший в тот день врач-реаниматолог Станислав Козлов неправильно установил Марине катетер, пробив не артерию, а левое легкое, после чего у девушки началась острая дыхательная недостаточность. Но вместо того, чтобы оставить пациентку в реанимации, отправил в палату. Он не пригласил на консультацию другого врача, не отправил больную на рентген, чтобы выяснить ситуацию, не обратил должного внимания на жалобы Марины. Последней ошибкой врачей было то, что больную с травмой легкого в реанимации подключили к аппарату искусственного дыхания.

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вас устраивают итоги выборов в Думу Тольятти?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: