Забастовка провалилась, продолжение

02 августа 2007 14:56
 12041

Хроника событий

Забастовка должна была начаться 1 августа в 7:30. Однако ещё на подходе к заводу вазовцы обнаружили большое скопление сотрудников милиции. Этот ли фактор умерил забастовочный пыл, или на рабочих повлиял арест активиста Антона ВЕЧКУНИНА – сейчас уже сложно понять. Известно лишь, что завод заработал.

Такая «решительность» выглядела, по меньшей мере, странно. Впрочем, вскоре сотрудники независимого профсоюза «Единство» сообщили корреспонденту Пресс-Волги, что забастовка, скорее всего, начнётся, но позже — после обеда. Предварительно планировалось провести собрание рабочих, на котором им надлежало определиться, будут ли они бастовать.

Ближе к 8:30 поступила информация, что из эфира исчезла радиостанция «Эхо Москвы», уделявшая накануне большое внимание предзабастовочным событиям. Известно, что право на трансляцию «Эха» в Тольятти принадлежит медиа-холдингу АВТОВАЗа. В редакции радиостанции «Лада FM» корреспонденту Пресс-Волги пояснили, что вещание приостановлено из-за профилактических работ, которые оказалось необходимо провести именно в этот день. Впрочем, позже выяснилось, что трансляция продолжается, однако из-за диких помех расслышать хотя бы слово не представляется возможным. Складывалось впечатление, что работает так называемая «глушилка».

Это не единственный термин, более знакомый советским диссидентам, который нам пришлось вспомнить 1 августа. По словам Петра ЗОЛОТАРЁВА, во время собрания, проходившего непосредственно перед забастовкой, были замечены несколько провокаторов. Они убеждали рабочих отказаться от проведения запланированной акции.

В 11:45 около 300 человек вышли на улицу возле второй вставки. К ним пожаловал директор СКП Валентин ШЕНДЯПИН. Рабочие тут же попросили начальника сообщить размер его заработной платы, однако он промолчал. Видимо, постеснялся. «Может быть, ему было стыдно сказать, что у него такая маленькая зарплата. Или стыдно, что такая большая – не знаю», — иронизировал впоследствии Пётр ЗОЛОТАРЁВ.

За и против

Тем временем работа на предприятии возобновилась и конвейер был запущен. Однако, как сообщили очевидцы, гнали по нему некомплект: бастовавших некем было заменить. Зато формально руководство ВАЗа имело полное право рапортовать: конвейер идёт.

Глава пресс-службы ОАО «Группа АВТОВАЗ» Иван СКРЫЛЬНИК, судя по его комментариям, получал с завода искажённую информацию. Сначала он заявил, что бастующих всего 50, затем умножил эту цифру на 3. До истинного количества забастовщиков он, впрочем, так и не дотянул.

В это время в Москве возле представительства Группы АВТОВАЗ проходил пикет в поддержку тольяттинских рабочих. Акцию организовали представители Революционной рабочей партии, Союза коммунистической молодежи, Совета рабочих Москвы и профсоюза «Студенческая солидарность». Поддержать бастующих решили и представители тольяттинского «Клуба ГАЗ-21». Это было проявлением солидарности почитателей отечественного автопрома с теми, кто пока ещё не дал ему окончательно умереть.

Картинка была бы неполной, если бы на заводе не появился депутат ГД РФ Анатолий ИВАНОВ, после избрания в Госдуму сменивший членство в «Народной партии» на партбилет «Единой России». Не всем была понятна цель его визита. Сам он сообщил корреспонденту Пресс-Волги, что забастовку поддерживает, но как-то своеобразно. «Необходимость бастовать исчезнет тогда, когда рабочим либо поднимут зарплату, либо аргументировано, с цифрами, объяснят, почему это невозможно сделать», — заявил депутат. Видимо, г-ну ИВАНОВУ забыли сообщить, что пресс-служба Группы АВТОВАЗ уже пыталась объяснить, что на заводе с зарплатой всё в порядке. Аргументировано и с цифрами. Только вот аргументы эти оказались для рабочих неубедительными.

«Не кажется ли вам, что рабочие начнут прислушиваться к словам администрации тогда, когда смогут беспрепятственно узнавать размер заработной платы своих начальников, а Владимир АРТЯКОВ пересядет на «Приору»?» — поинтересовался у Анатолия ИВАНОВА корреспондент Пресс-Волги. «Это тоже фактор», — многозначительно ответил депутат.

Без единства

Тем временем поступила информация о том, что вторая смена бастовать не будет. У наблюдателей это известие вызвало, мягко говоря, смешанные чувства. «Мне что, эта забастовка нужна больше, чем рабочим?!» — возмущался один из журналистов. Его гнев понятен: было больно наблюдать за тем, как трудяги, получающие за тяжёлую работу жалкие копейки, в очередной раз «прогибаются» под начальство.

Более того: непоследовательность и полумеры дают результат, прямо противоположный задуманному. Они способны привести не к повышению зарплаты, а лишь к репрессиям в отношении активистов. Уволить десяток рабочих – не самая большая проблема для предприятия. Да и не только уволить: как показывают последние события, теперь у «денежных мешков» появилась и ещё одна мера «дисциплинарного воздействия» — арест. Если же на забастовку поднимаются несколько тысяч человек, руководству приходится идти на уступки.

Неужели этого не понимают сами рабочие? Наверняка понимают. Однако насаждённый в последние годы культ потребительства, повлекший за собой атомизацию общества, заставляет многих придерживаться принципа «моя хата с краю», обосновывая свою пассивность необходимостью «кормить семью». Непонятно лишь, каким образом может прокормить семью мужчина, зарабатывающий на вазовском конвейере 7 тысяч рублей?

Тем не менее, большинство рабочих заняло паразитарную позицию: мол, если «эти чудаки» добьются своего, то и мне зарплату поднимут; а если начнутся репрессии, то мне ничего не грозит. Отсутствие единства и привело к негативному результату.

Добровольное рабство

Присоединение к акции профсоюза «Единство» тоже не смогло гарантировать успех акции. Более того, сложилось впечатление, что сделав профсоюзных лидеров своей организующей силой, забастовщики окончательно лишились собственной воли. Так бывает всякий раз, когда люди перекладывают ответственность за свои проблемы на некие внешние силы.

Безусловно, в любом движении должна быть организующая сила. Однако именно организованности в среду на заводе замечено и не было. Вряд ли кто-то сможет назвать успехом выход на забастовку 300 человек вместо ранее заявленных 10 тысяч. Вероятно, не стоит списывать неудачу лишь на страх рабочих перед репрессиями, потому что помочь преодолеть этот страх должна была разъяснительная работа среди потенциальных частников акции.

Известно, что листовки, призывающие к забастовке, изымались на проходных. Однако было бы наивным ожидать от администрации иного отношения к «зачинщикам бунта». Следовательно, более разумным было бы распространить листовки не на заводе, а по месту жительства рабочих. Однако это почему-то не было сделано.

Была недооценена организаторами и роль СМИ. Не была заблаговременно проведена пресс-конференция, способная создать благоприятное для забастовщиков информационное поле. Практически все контакты с журналистами происходили по инициативе самих журналистов.

Отказ от забастовки во вторую смену стал, как говорится, последним гвоздём. В результате акция неповиновения превратилась в акцию унижения. Как сообщил «Интерфаксу» Пётр ЗОЛОТАРЁВ, рабочие встретились с представителями администрации, и те пообещали не применять штрафных санкций к участникам забастовки.

Лет сто назад этот диалог выглядел бы примерно так:
— Нам бы хлебушка, барин…
— А ну, бегом работать, холопы, а то всех запорю!
— Уже бежим, барин. Ты уж прости нас, не наказывай.
— Ладно, так и быть: сегодня пороть не буду.

Выходит, вазовцам можно начислять унизительно маленькую зарплату. Можно даже её понижать, только постепенно. Можно попробовать даже вовсе не платить. Вполне вероятно, что они перестанут ходить на работу только тогда, когда с них начнут брать плату за вход. А если серьёзно, то 1 августа, фактически, вазовцы признали, что находятся в положении рабов, и впредь также намерены оставаться рабами.

Все за одного

По мнению корреспондентов газеты «Рабочая демократия», тираж которой был изъят в Москве незадолго до тольяттинских событий, одной из основных функций профсоюза должно стать обеспечение безопасности участникам проводимых акций. С этим «Единство» также не справилось.

По словам Анатолия ИВАНОВА, один из высоких милицейских чинов пообещал ему провести проверку по факту задержания, ареста и, возможно, избиения Антона ВЕЧКУНОВА. «Если выявятся нарушения, то виновные обязательно будут привлечены к ответственности», — заявил депутат. «Вы действительно полагаете, что эти «виновные» отдавали приказ о задержании ВЕЧКУНОВА сами себе?» — поинтересовался у г-на ИВАНОВА корреспондент Пресс-Волги. «Мы всегда хотим того, что невозможно, — улыбаясь, парировал депутат. – Конечно, никто не будет искать того, кто отдавал приказ. Всегда во всём виноват «стрелочник»».

В таком случае, чем же тут гордиться? Тем, что будут «привлечены к ответственности» несколько рядовых милиционеров? Тем, что нам станут известны имена «стрелочников»? Очевидно, что это не решает проблему. Так стоит ли ради этого задействовать депутатский ресурс?

Интересный способ обеспечения безопасности профсоюзных активистов предложил один из читателей Пресс-Волги. Вряд ли эту идею удастся реализовать прямо сегодня, однако можно воспринимать её как точку отсчёта для поиска оптимального пути.

Подводя итог анализа ошибок, заметим, что независимый профсоюз «Единство» станет действительно серьёзной силой только в том случае, если делом докажет свою способность организовывать и защищать рабочих. Кроме того, лидерам профсоюза необходимо, как минимум, своевременно информировать тольяттинцев о давлении на своих активистов и мерах, предпринимаемых для их защиты. Как показывает практика, при нынешнем развитии коммуникаций преодолеть информационную блокаду не представляет большого труда, а массовые выступления граждан принуждают руководство идти на компромисс.

Татьяна ГУЗАЕВА

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вас устраивают итоги выборов в Думу Тольятти?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: