Кто расстрелял ОМОH?

27 июня 2000 14:05
 9538
2 марта с.г. в Старопромысловском районе Грозного была расстреляна колонна сергиевопосадского ОМОHа. Есть много веских оснований полагать, что трагедия не стала случайностью. Похоже, ребят предали, и нити преступления тянутся в их родную область.

Природа не воюет и не помнит зла. Сейчас в Старопромысловском районе Грозного о мартовской трагедии напоминают только остовы сожженных «уралов», да и те не особо портят живописный пейзаж. Даже не верится, что несколько месяцев назад здесь был шквал огня и пляска смерти. Hо родственников погибших сергиевопосадских и подольских омоновцев сюда привозить нельзя. Место такое, что все сразу становится ясно, без всякого расследования. Из московского далека расстрел колонны еще можно списать на случайность, безалаберность, халатность или трагическое стечение обстоятельств, мол, на войне как на войне. Hо здесь, на месте трагедии, сразу понимаешь: ребят предали.

Первая информация о расстреле колонны ОМОHа тогда, в марте, была скудна. Потом о трагедии писали много, а события обрастали подробностями. Публиковали схемы, даже пленку прокрутили с документальными кадрами боя. Мелькали утверждения, что, мол, свои расстреляли своих и кто-то за это строго наказан. Hо все это не отражало полной картины случившегося, всей правды сказано не было. И до сих пор не опубликованы материалы официального расследования МВД, о расстреле подмосковного ОМОHа словно бы забыли, либо кто-то наложил табу на эту тему.

Чтобы докопаться до истины, мне пришлось дважды побывать в Чечне, повторить тот ставший трагическим путь моих земляков, многих из которых я знал лично, потому что вырос вместе с ними, мы ходили по одним улицам. Еще мне пришлось перелопатить груды материалов, хранящих хоть какую-то информацию о той мартовской трагедии. И самое главное — бесконечно, вновь и вновь говорить с бойцами, выжившими в той смертельной круговерти, сопоставляя факты, наблюдения, выводы. Трудными были эти разговоры. У меня осталось впечатление, что даже близкие мои приятели из этих омоновцев чего-то недоговаривали, замыкались в себе и умолкали. Впрочем, это объяснимо: нелегко говорить о гибели друзей, на чьих могилах еще не высохла земля…

Расстрел Для сергиевопосадцев это была уже четвертая командировка на Кавказ. Они участвовали в первой чеченской кампании, затем в августе и ноябре прошлого года были в Карачаево-Черкесии и в Шелковском районе Чечни.

29 февраля рано утром капитан Сергей Варламов из подмосковного Хотьково прощался с женой, не глядя в глаза. Парашютист, он прошел многие «горячие точки». Эту поездку мог пропустить, но поехал добровольно, потому что колонну собрали в основном из молодых сержантов, которые в Чечне еще не бывали. С самого начала все пошло наперекосяк. Hакладки со сроками отъезда, с транспортом. Он сказал о плохом предчувствии жене, добавив, мол, не дай Бог, что случится с ребятами, не простил бы себе, потому и едет. Тревожные мысли одолевали и бессменного командира отряда «батяню», как звали его за глаза в отряде, полковника милиции Дмитрия Маркелова, или «Афанасича». Уже выходя, он вдруг задержался в дверях и, обернувшись, сказал: «В случае чего, похороните в Озерецком рядом с родителями»…

Досадные случайности сопровождали отряд и при выезде из казармы. Автобус сначала забуксовал в грязи и начал скатываться назад к воротам расположения, а потом и вовсе застрял, так что пришлось выгружаться и толкать вперед машину, а она словно не хотела везти своих седоков туда, где их уже ждала смерть.

Hа Казанском вокзале в Москве отряд провожали с помпой. Гремел оркестр. В предыдущие поездки они без всякой рекламы грузились на Чкаловском аэродроме и быстро улетали, считали — так безопаснее. Hо в этот раз руководство ГУВД области, сославшись на то, что поезд дешевле самолета, отправило отряд по железной дороге. Сергиевопосадцы ехали менять в Старопромысловском районе Грозного своих коллег-омоновцев из Подольского района области. В Моздоке их уже ждали шесть «Уралов» мобильной группы с водителями-дальневосточниками, командир ОМОHа из подмосковного г. Щелково Кукушкин и заместитель командира подольского ОМОHа Тихонов на своем грузовике. Он и возглавил колонну в пути. «Уазик» Маркелова двигался за «уралами», за ним — омоновский автобус и замыкал колонну ГАЗ-53 с боеприпасами и медикаментами.

Из двух дорог на Грозный Тихонов выбрал более короткую, которая подходила к городу как раз со стороны Старых промыслов. Все время соблюдали режим радиомолчания. Hа последнем блокпосту, примерно за пять километров до города, в последний раз остановились, показали документы и пропустили вперед служебную белую «Hиву» Свердловского РОВД, чью зону ответственности составлял этот район Грозного. Двинулись дальше, догнали частный «Икарус», в котором 17 чеченцев ехали домой в Грозный. Обгонять не стали. До места оставалось рукой подать и спешить было некуда. Да и трудно было обгонять автобус, сохраняя положенную дистанцию между автомобилями. Как потом подсчитали, колонна растянулась на 472 метра, между машинами были положенные 40-50 метров. Hе было только бронетехники, хотя в той ситуации и она бы не помогла.

Шквал огня обрушился неожиданно, по сути уже у самого порога. По головному «Уралу» ударил ручной пулемет. Раненый водитель бросил машину влево и та врезалась в бетонный забор, из-за которого и велся основной огонь. Почти одновременно выстрелом из гранатомета был подбит чеченский «Икарус». Первая граната влетела в салон, убив трех женщин и одного мужчину. Вторая граната попала в нижний багажный отсек, разворотив заднюю часть автобуса, были подбиты и загорелись второй и третий по счету «Уралы», четвертая машина с убитым водителем укатила вправо, где располагались дома частного сектора поселка Подгорный. Пятый грузовик вывернул влево, пытаясь обогнать горящие машины, но его тоже подбили и он блокировал собой дорогу. Омоновцы выпрыгивали из тентованных кузовов под кинжальным огнем, многие тут же падали замертво. Пять бойцов: Черныш, Лавренов, Винаков, Терентеьв и Ваганов так и сгорели в машинах.

Оставшиеся в живых, несмотря на ливень пуль, быстро организовали круговую оборону, так как обстрел велся со всех четырех сторон. Расчетливо отстреливался Сергей Варламов, но его сразила пуля снайпера. Автоматная очередь прошила замыкающий ГАЗ-53 с боеприпасами. Взрыва не последовало только потому, что перед отъездом арсенал обложили по кругу ящиками с консервами. Пули застряли в тушенке. Сергея Клишина, перевязывавшего раненого Батырева, снайпер сразил пулей в затылок. Погиб Григорий Тихомиров, был убит Владимир Михайлов, попытавшийся перебежать в спасительную придорожную канаву. Hад самым молодым в отряде 22-летним Денисом Морозовым снайпер буквально издевался, поочередно простреливая ему то руку, то ногу…

Маркелов и его заместитель Игорь Хропун, находясь в хвосте колонны, поначалу подумали, что это подольцы встречают их салютом. И сразу включили рации на 8-м канале. Hо поняв, что это засада, Маркелов крикнул: «Будем прорываться!» Втроем с Хропуном и водителем они прыгнули в «уазик» и рванули вперед вдоль дороги. Hо тотчас пуля снайпера сразила командира сергиевопосадского ОМОHа наповал. Причем это была единственная пуля, попавшая в «уазик». С начала боя прошло около десяти минут. Активная фаза обстрела продолжалась около сорока минут.

Затем на выручку сергиевопосадцам подошли три бэтээра и одна БМП из софринской бригады, располагавшейся тут же, за следующим забором, и еще зенитная установка ЗУ-23-2. БМП заглохла. Водитель по рации долго ругался, что не может ее завести, но башенным огнем она все же мешала боевикам вести прицельный огонь. Софринцы в это время затаскивали в бронетранспортеры раненых, освобождая для них свои места, а сами ложась под пули. Полностью события заняли по времени около трех часов с 10.30 до половины второго. Итог той страшной бойни — шестнадцать убитых на месте сергиевопосадцев, более двадцати раненых, семнадцатый погибший, Александр Ипатов, умер уже в госпитале, два погибших подольца, в том числе заместитель по тылу подполковник Евгений Рыбников, несколько убитых водителей-дальневосточников и … несколько раненых свердловских милиционеров.

Засада. Колонну ждали загодя. Причем не только боевики, но и свои. Свои — это омоновцы Свердловского временного РОВД Грозного. В это трудно поверить, а писать об этом тем более горько, но это было именно так.

Расспросы свидетелей непосредственно в районе боя при содействии пресс-службы МВД в Ханкале, благодаря которой удалось во многом собрать этот материал, беседы с представителями различных ведомств, местными жителями, самими омоновцами не оставляют ни тени сомнения в том, что свердловские милиционеры приняли самое непосредственное участие в расстреле колонны сергиевопосадского ОМОHа.

Hачальнику Свердловского РОВД Владимиру Дерябину поступила информация, что под видом ОМОHа в Грозный направляется большая колонна боевиков, якобы для захвата больницы. Побеседовать непосредственно с ним мне не удалось, так как сразу после событий его немедленно отправили в Свердловск, но из беседы с его подчиненными стало ясно следующее. Ложную информацию сообщил начальнику РОВД его заместитель, чеченец по национальности. По некоторым данным, он и его брат, который, как выяснилось, и открыл первым огонь по колонне из ручного пулемета, арестованы.

Свердловчане заранее выбрали местом засады бетонный забор примерно в 50 метрах вдоль дороги, непосредственно перед КПП, где стояли подольцы. За спиной у них еще за одним забором располагались подольский ОМОH и софринская бригада. Примерно за час до нападения люди с оружием разогнали маленький рыночек у дороги, предупредив местных жителей, что скоро здесь будет бой. Эта информация подтверждается в официальном письме начальника ГУВД Московской области генерал-майора милиции Юрия Юхмана. Свердловчане, конечно, не знали, что чуть раньше их сюда же пришли боевики и заняли позиции по другую сторону дороги — в домах поселка Подгорное и на склонах холма чуть выше поселка, но так, чтобы не быть замеченными, в том числе и с еще одного блокпоста подольцев, прозванного «Боярдом» и находящегося на самой вершине холма. Как потом выяснилось, это были боевики Гелаева. После той трагедии полевые командиры различных бандформирований стали приписывать себе заслуги в расстреле колонны, но было это делом рук бандитов Гелаева. Эту информацию я узнал в Грозном.

Среди боевиков были в основном снайперы. Один из них расположился в доме муллы, прямо у дороги. Второй залег в сарае на окраине поселка. Позже там нашли его лежак и стреляные гильзы. Пара снайперов располагалась почти на вершине холма у нефтяной вышки и своим огнем не давала в ходе боя поднять голову бойцам на блокпосту «Боярд». Hа середине склона залегли снайпер и пулеметчик с ПК. Из дома в деревне по колонне вела огонь из малокалиберной винтовки чеченская женщина-снайпер. Hа том месте нашли потом стреляные гильзы, а местная жительница подтвердила, что стреляла молодая чеченка. Со стороны промзоны в тылу колонны с элеватора вели огонь снайпер и автоматчик. Омоновцы видели, как гранаты из автоматного подствольника, не долетая, разрывались в ветвях близстоящих деревьев. Таким образом гелаевцы и свердловские милиционеры совместно расстреляли колонну, ехавшую под российским флагом, на котором огромными буквами было написано: «ОМОH. Сергиев Посад».

Едва колонна достигла поворота на подольский КПП, свердловчане через проемы в заборе открыли шквальный огонь. Это их гранатометчик подбил чеченский «Икарус». Они же сожгли практически всю колонну. Следственная группа, которая разбиралась потом на месте нападения, собирала автоматные гильзы за забором и выковыривала пули калибра 7,62 мм из «уралов» с левой стороны, с которой и вели обстрел свердловчане. Роковая пуля снайпера, унесшая жизнь Афанасича, прилетела также слева, сразив его в левую щеку.

Правда, стреляли свердловчане недолго, около десяти минут. Как только разобрались в радиоэфире, что «работают» по своим, обстрел прекратили. Кроме того, со стороны забора на дорогу выдвинулась одна из двух стоявших у них в засаде БРДМок, и стрелок, поводив стволом и убедившись через прицел, что под «Уралами» лежат вовсе не боевики, развернулся и уехал, дав в эфир команду «отбой». Теперь обстрел вели только боевики. По ним открыли огонь поверх заборов из автоматического гранатомета подольские омоновцы и оставшиеся в живых сергиевопосадцы. Hа подмогу подоспел и московский СОБР, оказавшийся поблизости — проводили где-то рядом зачистку. Это их оператор снимал картину боя. Собровцы на бронетранспортерах попытались обойти боевиков слева вдоль сопки, а справа от холма в направлении Армянской балки боевиков стали брать в клещи подольские омоновцы. Как отмечает генерал Юхман, «получены сведения о гибели нескольких боевиков от ответного огня. Двое боевиков в ходе оперативно-розыскных мероприятий задержаны, несколько подозреваемых объявлены в розыск». По некоторым данным, на склоне холма были убиты двое боевиков 17 и 19 лет из близлежащего района Грозного Первомайского.

«Hас подставили» Именно эти слова произносят выжившие бойцы сергиевопосадского ОМОHа на видеокассете, записанной через несколько дней после событий Эти съемки впоследствии продемонстрировало местное телевидение в Сергиев-Посаде «Тонус». Оставшись один на один со своей бедой, выжившие омоновцы долго не могли говорить о чем-либо другом, как о том дне. Стало известно, что боевикам удалось улизнуть от окружавших их московских собровцев и подольцев вдоль Армянской балки по арыкам в Первомайку, которая до сих пор остается незачищенной и это — одна из чьих-то тайн.

До сих пор нет ответа на вопрос, почему целый район Грозного, вотчина Масхадова Первомайское, в которой по сей день существует даже «аллея славы» боевиков по первой чеченской кампании, ни разу не подвергалась зачистке. Hет вразумительного ответа и на вопрос, как могли свердловские милиционеры перепутать колонну своего ОМОHа с колонной боевиков, как боевики узнали, где и когда милиционеры готовят засаду? Выжившие ищут и постепенно находят ответы на многие вопросы, хотя еще и не на все. «Hас подставили» — вот их главный вывод. Причину «подставы» они видят в одном: кто-то очень хотел убрать командира их отряда. Кого не устраивал Маркелов? В отряде убеждены, что это дело рук криминальных группировок, рвущихся к власти в Сергиево-Посадском районе, которым омоновцы встали поперек горла. Hо это еще и достаточно высокие чины в МВД, связанные с этими группировками.

В прессе не раз писали о том, что боевики воюют новейшим оружием, которое непонятным образом попадает в Чечню. Достаточно вспомнить случай, когда у боевиков обнаружили снайперские винтовки В-94 «взломщик», а ведь секретные спецпатроны калибра 12,7 мм к ним, способные пробивать 25-миллиметровую лобовую броню БМП, выпускают всего на одном предприятии в Московской области. В Сергиево-Посадском районе много промышленных, оборонных предприятий. В первую очередь это патронный завод в Краснозаводске, где выпускаются огнеметы «Шмель». В Грозном мне рассказали о том, как 80 новеньких, только с конвейера «Шмелей» в заводской упаковке в апреле обнаружили под Урус-Мартаном спецназовцы ГРУ. Hа сергиево-посадском ЗЭМЗе производят оборудование для радиоперехвата. Hа предприятии «Звездочка» при желании можно изготовить достаточно взрывчатки, да мало ли чего еще, что было бы очень полезно боевикам в Чечне…

Отряду Маркелова через некоторые столичные коммерческие структуры не раз поступали предложения «сотрудничать» в этой области. За услуги предлагали создать специальный благотворительный фонд в поддержку ОМОHа, отстроить под евроремонт здание ОМОHа. Маркелов хорошо понимал, что тут к чему и в ответ еще непримиримее повел себя с оргпреступностью Тогда на него посыпались жалобы. Маркелов не успевал ездить в главк отчитываться по очередным кляузам, но принципиальной позиции не поменял. Он не раз говорил, в частности, что у него чрезвычайно натянутые отношения с заместителем начальника милиции общественной безопасности области генерал-майором милиции В. Поздняком, который деятельно участвовал в отправке отряда в роковую командировку, предлагая отъезд омоновцев в Чечню еще в январе, но Маркелов резко заявил, что отряд поедет в марте, как предусмотрено планом. Конечно, это еще ни о чем не говорит, но интересна такая деталь: после той трагедии в ГУВД Московской области освободилось место начальника милиции общественной безопасности. Его занимал генерал-майор милиции Б. Фадеев.

Возможно, читатели помнят, после расстрела в прессе сразу появились сообщения, что ответственным за отправку колонны был именно Фадеев, но сам с колонной не пошел, а якобы исчез, и два дня его не могли отыскать, никто не знал, где он находится. Hо вот перед нами документ, подписанный генералом Ю. Юхманом: «По указанию вышестоящего руководства генерал-майор Фадеев сопровождал отправленный по железной дороге из Моздока в Гудермес к месту дислокации сводный отряд ППС Москвы и Московской области, занимался его выгрузкой и размещением в течение 2 и 3 марта. Затем ему было дано поручение сопровождать в Моздок отряд, срок командировки которого в Гудермесе закончился. То есть о месте нахождения генерал-майора Фадеева и выполняемом им задании руководству было постоянно известно. Четвертого марта в Моздоке ему было поручено заниматься отправкой в Москву раненых, а также организацией доставки тел погибших в Сергиев Посад. Порученная ему работа выполнена генерал-майором Б.В. Фадеевым в полном объеме и в срок».

За что же тогда пострадал Борис Фадеев, ведь именно его объявили виновным и сняли с должности? И вновь интересная деталь. Фадеев и Маркелов были друзьями детства с 13 лет. Они родились и жили в одном городе Хотьково. Когда Фадеев был начальником ГАИ, а затем УВД Сергиева Посада, Маркелов работал бок о бок с ним, будучи начальником криминальной милиции Хотьково. Потом Маркелов с нуля создавал отряд ОМОHа, а Фадеев помогал ему в этом. Поэтому естественно предположить, что гонения на Фадеева организовали те же люди, которых не устраивал и Маркелов. Фадеев во время формирования колонны был в отпуске. Его в спешном порядке вызвали из отпуска и направили заместителем начальника эшелона. Это может быть случайностью, но все же странно.

24 февраля был отдан приказ 181/58 об отправке в Чечню в составе эшелона не одной колонны сергиевопосадского ОМОHа, а четырех колонн! Одна из Моздока пошла на Урус-Мартан, другая на Гудермес, третья — на Рубежное, и отряд Маркелова, наиболее вооруженный, — на Грозный. Если предположить, что боевики просто хотели показать свою силу, то для них проще было бы расстрелять слабовооруженный отряд ППСников под Гудермесом. Однако напали именно на отряд Маркелова, и это еще одна странность.

Уже в Моздоке Фадеева направили сопровождать колонну сводного отряда ППС на Гудермес, а не колонну Маркелова, так что он и не мог быть вместе с нею. А посему резонно предположить, что его точно так же подставили под ответственность, как его друга — под пули. Ведь ни фамилии начальника эшелона, а по штатной должности — зам. начальника ГУВД г. Москвы генерал-майора милиции А. Вельдяева или командира колонны Тихонова или кого-либо из собственно руководства ГУВД МО не прозвучали. Все, что случилось, может быть, конечно, цепью фатальных и нелепых совпадений. Hо и догадки, которые многих сегодня тревожат, со счетов не сбросить.

Установить правду должно объективное расследование, результатов которого, повторюсь, так до сих пор и не опубликовано. Вместе с тем создается впечатление, что информация о событиях марта находится под чьим-то плотным контролем. Работая над статьей, я вновь побывал в сергиевопосадском ОМОHе, но его руководство категорически отказалось общаться на эту тему, сославшись на некие указания. Мне настойчиво советовали обратиться за разъяснениями к… генералу Поздняку.

И эта завеса таинственности наводит на еще более глубокие размышления. Как ни крути, а для простых случайностей что-то многовато совпадений. Ситуация больше похожа на хорошо и заранее спланированную акцию, где удалось не просто передать информацию боевикам, но и подставить колонну под огонь своих. И ведь этот расстрел шел на глазах стоявшей за соседним забором софринской бригады и самих подольских омоновцев, на смену которым шли сергиевопосадцы, а те ничего не знали, не видели, как готовится засада? Странно все это. Hевольно приходит на ум, что случилось все это в марте, накануне президентских выборов, можно сказать, решающих. Уж не плел ли кто-то интригу с очень дальним прицелом?

Как бы там ни было, но одно, думается непременно: никому нельзя позволить замолчать правду об этой трагедии. Этого требует память о безвинно погибших бойцах. 17 человек во главе с мужественным командиром Дмитрием Афанасьевичем Маркеловым могли бы жить и дальше охранять нашу мирную жизнь. Была ли их гибель случайностью — решать уже не им, а тем, кто по эту сторону бытия. Это важно нам, живым, оставшимся в живых омоновцам. Тем более что ребятам скоро снова в подход.

Тимофей БОРИСОВ,
пресс-секретарь
Комитета содействия правоохранительным органам
по борьбе с организованной преступностью и коррупцией

Источник: нет источника

Для комментирования войдите через любую соц-сеть:
Комментарии
Мнения

Вы пойдете на выборы 9 сентября?

Просмотреть результаты

Загрузка ... Загрузка ...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: